Хоронили дважды – забыли трижды

« Назад

Хоронили дважды – забыли трижды 27.10.2018 22:28

Щелковчан негде хоронить

Ещё до обсуждения критического положения дел на воинском кладбище Чкаловского аэродрома щёлковские районные депутаты обсудили вопрос о том, что хоронить покойников в Щёлковском районе негде. Когда-то говорили о расширении кладбища Леонихи на 30 гектаров, но из-за поднятого жителями шума этот вопрос замяли, а предполагаемое место по плану землепользования отнесли к зоне отдыха. За что, собственно, и боролись щелковчане, то и получили: возможность гулять впритирку к могилам. 

IMG_3167IMG_3219 IMG_3159IMG_3204
Забило на старом памятнике в Леонихе - Виктор Павлович. Имя капитана Бориса Павловича Андреева перенесли без ошибок, но даты рождения и смерти сменили.

Остро вопрос с организацией кладбища в Щёлковском районе встал в связи с тем, что много территории отдали городскому округу Лосино-Петровский.

Вернуть землю из «зоны отдыха» непросто. Администрация Щёлковского района уже обратилась в областную межведомственную комиссию. Там ей отказали, сославшись на то, что часть этих 30 гектаров имеет пересечение с землями лесного фонда, и по­этому неминуемо обращение в комитет лесного хозяйства. А как уж там решат…

Начальник Управления потребительского рынка сферы услуг и вопросов рекламы щёлковской районной администрации Тарас Эйсмонт сказал:

«Изначально планировалось 30 гектаров. Расширение кладбища – это естественно: негде людей хоронить. А всё, что предоставляется, так это земельные участки на границе с Владимирской областью. Вопрос важный, актуальный и больной».

Ольга Тараненко из отдела по вопросам погребения и ритуальных услуг досказала:

IMG_3195IMG_3121 У капитана Кожевникова совпадают звание, фамилия, годы жизни, инициалы имени и отчества, но сами они написаны по-разному: Кирилл Фёдорович и Константин Филиппович.

«Мы проехали все территории, которые планировались у нас в сельских поселениях под кладбища. Они непригодны. Соглашение с городским округом Фрязино у нас есть… Но там никто не хочет хоронить: сплошное болото. Больше нет мест. В Медвежьих Озёрах посмотрели. Там сплошь военные кабели около деревни Кишкино. Хотя было предусмотрено два гектара. В Огудневе – приписной лес*). Тридцать гектаров возле Леонихи – это, конечно, выход. Ну а пока будем хоронить в Пушкино и во Владимирской области». 

IMG_3118IMG_3196
В Леонихе на памятнике табличка : старший лейтенант Архаев Николай Сергевич, а на Чкаловском кладюище он уже Аркаев.

 

Выступил депутат Сергей Варгузов:

«На гражданских кладбищах тоже непорядок. Неоднократно об этом писалось и говорилось. Деревья валяются на могилах… Мусор… Хотелось бы, чтобы администрация уже не отвечала на бумаге, а отвечала по делу. А ещё лучше – приглашала заявителя, чтобы, так сказать, наглядно давать ответы».

Ответить на вопрос, почему щёлковские депутаты до сих пор занимаются кладбищем Леонихи (ведь теперь, согласно новым вывескам, оно принадлежит городскому округу Лосино-Петровский), оказалось просто: кусок в 30 гектаров возле Леонихи до сих пор принадлежит Щёлковскому району.

Леониха повторилась

На вывеске у входа на кладбище Леонихи уже написаны новые адреса и координаты, куда в случае чего следует обращаться. И все они, естественно, лосино-петровские. Как бы там ни было, но кладбище – прибыльное место.

Изначально на погосте хоронили только местных жителей, поэтому сказать, когда он был открыт, трудно. Источников этой информации нет.  Известно, что в середине 70-х годов тут стали провожать в последний путь космонавтов и лётчиков-испытателей. Таким образом, сегодня здесь много памятников и надгробий знаменитых во времена СССР деятелей космонавтики.

Рядом с пафосными памятниками известным людям и красивыми надписями на них типа «Опустела без тебя земля» покоятся и безымянные. Они занимают большую территорию и контрастируют с могилами героев, космонавтов и лётчиков, да что уж говорить, и простых людей тоже. 

IMG_3142Самые ранние захоронения, которые были обнаружены мною в Леонихе, относятся к 50 – 60-м годам, а среди них вдруг возникли памятники – все как на подбор (в ряд составленные) 1942 года захоронения. Непонятно! Можно предположить только, что этих людей сюда перезахоронили.

Я стала читать фамилии, поминать воинов. Сержант Соннов Иван Дмитриевич (1910 – 1942), капитан Лещенко Евгений Михайлович (1904 – 1942)… Архаев, Кожевников, Архицкий, Свистунов… Безменов, Колесов, Берендант, Кохановский… Лапица, Красников, Игнатов, Дёмин… Николаев, Малищеев, Андреев, Панава… Патронов, Колесников, Забило… Зиновьев, Григорьев, Датнев, Баторин…

Всего 25 могил, относящихся к 1942, 1943 и 1944 годам смерти или гибели. Среди них несколько фамилий показались очень знакомыми. Будто я где-то уже видела их. В эту минуту и вспомнила самые запоминающиеся и отправилась на порушенное Ресницким кладбище Чкаловского аэродрома, чтобы подтвердить или опроверг­нуть свою страшную догадку.

Тела здесь, а памятники там

На этот раз ворота аэродромного стадиона были настежь. Шум строительной техники доносился из привычной тишины. Подойдя ближе, увидела экскаватор и большую машину с ковшом, которая аккурат при входе на кладбище разрыла огромную яму и ссыпала туда мусор. Ну и, конечно, здесь же был Юрий Ресницкий. Без него эта картина была бы не полной. Он махал руками и показывал водилам, где брать и куда класть.

IMG_3265Я прошла мимо – они с напарником кинулись за мной:

– Кто вы? Откуда вы? Зачем вы здесь фотографируете?

Обступили.

Смекнув, что они меня не узнали, я сказала:

– Повторные захоронения с кладбищем Леонихи ищу.

– Да! Есть такие! – оживился Ресницкий. – Когда здесь всё закрыли, то решили памятники поставить там.

– Так вы знаете об этом?

– Конечно! Это где-то 60-е годы… – радовался Ресницкий и продолжал: – Но тела здесь, здесь лежат… А там просто памятники.

– У меня там отец рядом похоронен, – заулыбался усатый напарник Ресницкого. – Вчера там убирался.

IMG_3194Я пошла фотографировать. Да, действительно: на кладбище Леонихи и Чкаловского аэродрома двойные захоронения. Просто ужас какой-то, усиливающийся тем, что многие по-прежнему с ошибками. Уже зная наплевательский подход Ресницкого к якобы восстановлению памятников, я склонна думать, что напортачил опять он.

Например, у капитана Кожевникова совпадают звание, фамилия, годы жизни, инициалы имени и отчества, но сами они написаны по-разному: Кирилл Фёдорович и Константин Филиппович. В Леонихе на памятнике табличка: старший лейтенант Архаев Николай Сергеевич, а на Чкаловском кладбище он уже Аркаев. Воин Датнев у Ресницкого стал Датиевым. Забило Василий Петрович на старом памятнике в Леонихе – Виктор Павлович. Папава Александр Дзикиевич – на памятнике в Чкаловском, а он же Панава да ещё и с отчеством Дзиниич – в Леонихе.

Как разобраться? Очевидно, главной подсказкой правильности написания имён воинов были их старые надгробия, которые Ресницкий и его содельники выбросили в мусор, а теперь и зарыли у кладбищенского забора.

И ещё. Прямо у входа на Чкаловское кладбище могила полковника Самвела Аршалуйсовича Авакимяна. Его похоронили в 1948 году. А его дочь Анник Самвеловну упокоили в 2016-м. Ресницкий, когда я указала ему на это, с оттенком хвастовства сказал:

– Да! Это мы разрешили!

– Кто мы? – спросила я.

– Ну… руководство части… – стушевался он.

Екатерина ПОШИВАЛОВА,
корр. "Впрямь".
Чкаловский – Леониха.
"Впрямь" № 39/2018.
 

_______________________________________

*) Это бывшие колхозные и совхозные леса, которые после указа президента России о регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы перешли в собственность граждан и юридических лиц. Теперь, спустя почти два десятилетия после выхода этого документа, залесенные земли колхозов и совхозов могут вновь стать государственными.