Акустика Клюквенного

« Назад

Акустика Клюквенного 10.09.2019 17:22

Покупателям квартир в посёлке Клюквенном, что близ Огуднева, в подарок – лесной воздух.

На прошлой неделе президент инвестиционно-строительной компании «Гранд» кандидат в депутаты по избирательному округу № 1 Григор АГЕКЯН пообщался с жителями.

Полный жилой комплект

Ещё до начала встречи начальник территориального подразделения Огудневское городского округа Щёлково Николай Сорокин и руководитель управляющей компании Тимур Углов обсудили с Агекяном неправомерность начислений за мусор.

Сорокин сказал:

– Пытаемся наладить работу, пишем заявления, но рассматривают их по нескольку месяцев. Начисления за мусор пришли даже за гаражи.

IMG_9384 – Как так?! – изумился Агекян. – Хотя, что говорить, у друга умерла мать в феврале, ей до сих пор приходят платёжки. Ну а за гаражи-то почему?

– Мусорщики взяли информацию не из Росреестра, а из Мосэнерго, – ответил Углов. – Имеется отдельный лицевой счёт на гараж – всё, значит, и он мусорит. Многодетным за пустые участки установили плату. Они написали заявления о перерасчёте и уже долго ждут ответа.

Агекян, Сорокин и Углов оглядели стройку нового микрорайона в Клюквенном. Она идёт полным ходом. До лета 2022 года на пятнадцати гектарах расположатся десять 7-этажных домов (каждый не более четырёх подъездов). В них расселят 23 ветхие постройки. Квартиры предоставят, разумеется, уже с отделкой. Эту часть программы развития застроенной территории выполнят в первую очередь, потому как некоторые дома бывшего военного городка совсем обветшали. Для тех, кто не знает, на этом месте в конце пятидесятых годов возник военный городок № 416. Именно тогда вокруг Москвы было создано кольцо ПВО. Вначале появились дома для военнослужащих, позже городок расстроился и стал приносить пользу государству: здесь располагались зенитно-ракетные комплексы, известные под названием «С-300».

Триста миллионов рублей потратит компания «Гранд» на возведение социальных объектов: детского сада на 120 мест и школы на 160 учеников. Эти числа рассчитаны согласно количеству жителей. В посёлке будет свой физкультурно-оздоровительный комплекс с бассейном, торговый центр, крытые несколькоэтажные автостоянки и опорный пункт полиции. Фельдшерско-акушерский пункт с современным оснащением уже есть.

Дорога к благополучию, дорожка к остановке

Николай Сорокин повёл встречу:

«Мы с вами недавно собирались. Были вопросы, касаемые проблем ЖКХ. Как вы все знаете, в 2013 году Щёлковскому району передали этот городок. Мы сделали восстановительные работы по программе губернатора. Отремонтировали канализационные сети, провели водообеспечение, поставили котельную. Из семи котлов поменяли пять. В общем-то, городок живёт немножко по-другому, не так, как раньше. Лучше!

 Единственный проблемный вопрос. У вас здесь были газгольдеры, но инспекция закрыла их, потому что надо было менять ёмкости. Сейчас мы вошли в программу газификации. К сожалению, решение затянулось. С одной стороны, Гослесфонд не даёт проходить газопроводу, с другой – дорожники не согласовывают прохождение трассы. Выбор трассы сегодня идёт через СНТ со стороны Каблукова. Но один нехороший товарищ из СНТ “Дельфин” не согласовывает прохождение газопровода, так как он проходит рядом с его участком, а на землю наложена санитарная зона. Ему даже и подключиться предлагали».

IMG_9405 Председатель Союза садоводов городского округа Щёлково Анатолий Штоколов сказал:

«Завтра мы проводим заседание правление “Дельфина”. Я беру с собой юристов с тем, чтобы подать исковое заявление в Щёлковский городской суд о наложении публичного сервитута (права ограниченного пользования чужим земельным участком)».

Задали вопрос о капитальном ремонте. Звучал он так: «Нам в 2018 году прислали платёжку. С нами никто не заключал договор, кому и почему мы должны платить. Мы не платили за капитальный ремонт, а теперь в платёжку включили мусор. Мы оплачиваем мусор, а деньги уходят на капитальный ремонт».

Руководители объяснили: есть закон о капитальном ремонте. Не должен с нами никто никакие договора заключать. Фонд капитального ремонта – это областной котёл, куда мы скидываем свои деньги, а потом по мере необходимости получаем их обратно в виде капитального ремонта своего дома. С даты включения в областную программу конкретной многоквартирной постройки наступает обязанность собственников платить взносы. А то, что платёжка пришла с долгом, так это сейчас повсеместно. Фонд капитального ремонта долго искал контр­агента по сбору платежей.  Это то, что касается собственников квартир. За жильё, оформленное по соцнайму, платит муниципалитет. Службе ЖКХ городского округа Щёлково предстоит серьёзно поработать в Клюквенном и разобраться. Так, например, нашлась квартира, в платёжке которой написано приватизирована, а на самом деле – нет.

Галина Яковлевна Рябова была прямолинейна:

«Григор Валерии! Очень большая просьба от всех жителей городка: сделайте нам дорожку до остановки на бетонке».

Застройщик дорожку пообещал, но только после выборов. Двадцатого сентября лично приедет проверить её готовность.

На собрании присутствовала депутат городского округа Щёлково Ирина Чибисова (тоже кандидат по избирательному округу № 1). Она заверила:

«Если этот человек сказал, то обязательно сделает!»

Рябова не растерялась и тут же добавила:

«И лампочки поменяйте, пожалуйста, половина не горит».

Агекян после встречи критиковал Углова и Сорокина: какая проблема в лампочках? Почему приходится о таких мелочах на встречах говорить?

Сначала съедим твоё – потом каждый своё

Конечно, заговорили о самом насущном: о жилых метрах.

– У нас будет расселение или переселение? – спросили клюквенцы.

– Расселение, – ответил Агекян. – Здесь есть муниципальное жильё, жильё Мин­обороны и собственники квартир. Согласно Жилищному кодексу, новые квартиры выдаются по метрам, которые у людей есть сейчас. Муниципальные метры мы передаём муниципалитету. Метры военных – Министерству обороны, а с собственниками будем взаимодействовать напрямую. Все подробности распределения муниципального жилья можно узнать в жилищном отделе в Щёлкове на улице Комарова, 18/1.

После десятого сентября в Клюквенном откроется офис продаж и собственники уже смогут получить более по­дробную информацию. Сообщили жителям и о том, что до конца года необходимо освободить гаражи.

IMG_9452 Вдруг мужчина из толпы крикнул:

– Как вы нам будете их возмещать?!

– Они не оформлены! – засмеялись люди вокруг. – Что возмещать-то?

– Будем оформлять! – фуфырился мужик.

Сорокин постарался объяснить:

– Гаражи находятся на территории Гослесфонда. Когда в 2013 году нам передали 14,7 гектара, то их на плане даже не было. Следовательно, стоят они незаконно.

– Если у вас есть документы на них, то компенсируем. Не вопрос! – сказал Агекян.

– В 80-е годы появились эти гаражи. Этих документов никто не касался. Мы служили родине. А теперь что же выходит? Люди вложили туда деньги, а если вы сейчас снесёте, то будьте любезны предоставить паркинг-места…

– Как вас зовут? – спросил Агекян.

– Николай Николаевич!

– Документы на собственность, на принадлежность представьте – и получите в крытом паркинге хоть десять мест, – согласительно сказал Агекян.

Николай Николаевич никак не мог уняться:

– Создадим свой гаражный кооператив и будем отвоёвывать землю. Мы люди военные… – и сменил тон разговора: – Ну я, вообще-то, говорю о чисто человеческих отношениях.

Агекян посоветовал оформлять землю и идти в суд. Кроме того, застройщик вспомнил, как точно так же фрязинцы хотели оставить свои гаражи. Они подняли все бумаги пятидесятилетней давности, у них был оформлен кооператив… и владельцы пошли в суд. Один-единственный вопрос задал им судья: «Кому принадлежит земля?» А земля-то под гаражами им не принадлежала. И суд постановил: постройки снести.

Николай Николаевич пошёл было на мировую и сменил тон на просительный:

– Я сейчас пытаюсь донести вам чисто человеческий момент. Мы в своё время добросовестно служили…

Ну так и возьмите то, что вам полагается, с родины, с России, с Министерства обороны. Почему надо брать с Агекяна?

Когда я спросила фамилию Николая Николаевича, тот сильно замялся. Вдруг в наш разговор встрял мужик:

– Не говори! Это газета «Впрядь».

– Нет такой газеты, – отозвалась я. – Есть «Впрямь».

Николай Николаевич окончательно раздумал называть фамилию, а мужик кинул мне в спину: «Дрянь!»

– Повторите в лицо! – развернулась я.

Он побагровел, но повторить не решился. Такой вот прокислый бывший военный.

Оказалось, Николай Николаевич давно получил за свои заслуги квартирку в городе. Здесь ждёт ещё одну, но этого, видать, ему маловато, потому ещё с Агекяна и два гаража затребовал.

Что за гаражи? Да было бы за что бороться!

Углов показал их:

«Смотрите! У половины уже ворот нет, их просто сдали на металлолом. А весь мусор оставили застройщику. Глядите, какой хлам! А сейчас работает монополист на вывозе мусора. Это очень недёшево – убрать за всеми! Электроэнергии в гаражах давно нет.

Здесь если и есть ворота, то они уже бурьяном поросли. Половина военных, которым гаражи принадлежали, съехала. О каком оформлении может идти речь? Я поражён!»

Кстати сказать, машино-место для жителей Клюквенного будет стоить
1 200 рублей в месяц. Это включая охрану и коммунальные услуги.

Дайте этаж, пожалуйста!

«А что дадут нам?» – такой вопрос стал следующим на повестке дня.

«Вот у меня в 58-м доме сгоревшая квартира. Я получу что-нибудь?» – спрашивала Ирина.

Екатерина Чечёта интересовалась о своём. Геннадий Потапов сказал: «Нас пять человек на 32-х квадратах. Что мы получим?»

У Потаповых квартира муниципальная. И никто им не подсказал, сетовали они, что надо было вставать в очередь на улучшение жилищных условий.

А вокруг только слышалось: «дадут», «получу», «должны»…

Тут бы и гаражному Николаю Николаевичу задуматься, что же будет чисто по-человечески? А если чисто по-человечески, то вместо своих холобуд, которые годятся только под снос, жители получат новые квартиры с отделкой. Если у кого-то была двушка в 32 квадратных метра, то получит он минимум 52. Меньших двушек в новом микрорайоне просто нет.

А некоторые себя ведут на манер старухи из сказки Пушкина. Конечно, у разбитого корыта никто не останется, хотя некоторые этого заслуживают.

Вот одна задумала помитинговать:

– Нас восемь человек в квартире! Двое несовершеннолетних и ещё девушка беременная. Что нам делать? Квартира муниципальная! Что нам дадут? Одну
квартиру?

– Этаж! – пошутил кто-то рядом.

Ребята дорогие! Нам должны были лет тридцать назад при советской власти. А теперь мы сами должны работать для благополучия наших семей. Да и просто, в конце концов, перестать говорить: «А нам никто не сказал…»

Может, кого-то смущает слово «работать»? Ага! А ещё вкалывать и пахать! Но не по-нашему это. Недаром же Елена Кулехина, начальница щёлковского отделения Центра занятости населения, совсем недавно заявляла, что появились профессиональные безработные, которые поработают полгода – затем шесть месяцев, притомлённые, сидят на пособии.

Появилась и ещё одна категория людей: «Мы заслужили!»

Не забуду я подполковника Карюкина. Он служил в части Звёздного городка. Власть переменилась, в Центре подготовки космонавтов стали работать гражданские – и Карюкина с семьёй попросили освободить комнату в коммуналке. После двадцати лет службы его вместе с несовершеннолетними детьми выселили на улицу! А сын – курсант военного училища. Тогда, помню, мы с Карюкиным поехали митинговать на Пушкинскую площадь в Москве. Только после этого его услышали. Квартиру дали-таки. И никогда он, оттопырив палец, не преподносил себя: «Я заслужил!»

«А что должен я?» – никто не задумывается. В то время как у жителей Клюквенного три миллиона долгу за коммунальные услуги. Котельная, чтобы работать в эту зиму, берёт кредит.

Так что надо бы всем порадоваться, что пришёл в бывший военный разбитый городок серьёзный застройщик, который сделает всё качественно и в срок.

Сейчас под руководством Агекяна стелют въездную дорогу в посёлок. Всё не так просто. Оказалось, она ничья. Точнее так: лесная. И чтобы сделать на ней освещение, надо пройти болота и чащу. Агекян идёт и эту дорогу.

Покидая собрание, пожилая женщина сказала:

– Дожить бы до такой красоты!

Екатерина ПОШИВАЛОВА,
корр. «Впрямь».