Звездой надежды степлено всё

« Назад

Звездой надежды степлено всё 03.09.2018 12:52

Всё названивал мне в последние дни щелковчанин Геннадий Кононов. Оказался он архитектором Пушкинского сквера, только что канувшего в прошлое. Сейчас этот сквер у Дворца культуры в Щёлкове стал иным. Жаловался Геннадий Александрович на то, что сгублены три голубые ели, но особенно мучился сменой цвета облицовки постамента памятника поэту с бордового на чёрный.

Я живу в трёх минутах от сквера, а почему-то не получалось разведать, как там идут дела. Но в субботу двадцать пятого августа всё же был на официальном открытии. И увидел ободряющую ум картину.

Кривучие американские клёны, вызывавшие мысль об аномальной зоне, спилены, выкорчеваны. С трёх сторон – буквой «П» – сквер обрамляют взрослые липы. Их не было заметно, а теперь они мощной кромкой во всём природном роскошестве. На свежевскопанной земле высажены декоративные яблони. Они в давней традиции улицы Пушкина, когда-то – в юности моей – бывшей в сплошном бело-розовом цветенье, вызывавшем во мне приливы восторга и всеобъемлющей любви.  Ныне на улице Пушкина в любое время года глубокий осенний тон. И в него-то робкими яблоньками, поддерживаемыми шнурками, вдруг вплетена весенняя нотка. Хорошо!

Трёх губастых фонтанных чаш, выглядывавших из ямы, облицованной плиточной ржавью, наконец-то больше нет. Теперь фонтанные струи бьют прямо с поверхности. Да ещё и под музыку, звуки которой дают силу или же отдых водяному напору. Щёлковская ребятня, чьё ясноглазое детство утешает наши отцовские взоры, в беззаботном веселье носилась в струях, и счастье взвивалось ввысь.

Трёх елей вписать в композицию не удалось. Одна была наклонённая, а две другие – в асимметрии. К сожалению, пришлось пожертвовать ими.

Постамент Александру Сергеевичу действительно облицован чёрными плитами. Но сам-то поэт тоже в святой чёрной бронзе. Поэтому резкого диссонанса я не ощутил. Да, пожалуй, и нет его, этого диссонанса.

Сквер стал неожиданно просторным, тёплым. Он красиво помолодел. В нём скорость времени и вместе – память. Скорость и память.

Кононов подошёл и посетовал, что у подножия памятника не гранит, а «бюджетная плитка». Ну и хорошо, подумалось мне. Выкрошится – заменят. А пока – убедительно. Пушкин-то был и будет быть.

IMG_3808В общем, волнительно оказалось увидеть у ног поэта костюмированные танцующие вальс пары… В нашу соборность – звуки этого вальса.  И умиротворённый  Алексей Валов – глава района – в танце, и улыбчатый IMG_3807Рушан Махмутов – глава города – тоже в танце… Жаль, не танцевала архитектор Александра Петренко, по-новому решившая наш сквер. Жаль, не пришёл Григор Агекян, компания которого воплотила задуманное в  жизнь. Я не хвалю их – я радуюсь вместе со всеми щелковчанами.

Ибо, как говорил мой друг Егор Исаев, похвалой можно унизить, радостью – никогда.

***

А я тем временем – опять о подписке.

«Впрямь» – это газета открытой строки, открытого взгляда и чёткого, неразмытого принципа. Я листаю её подшивку и вижу, что нет архива – есть неумирающее чувство времени. В этот год 90-­летия нашего выдающегося поэта Егора Александровича Исаева мы всем коллективом снова подучаемся у него. Он знал, что газете следует рассказывать, как поблагодарить, как поспособствовать делу, хорошему настроению, а уж если где печаль какая, тут же откликнуться, помочь. Для нас, по исаевскому завету, самым главным измерением было и будет – измерение человеческой совести, мысли и души.

И потому собираем свою аудиторию. В ясной надежде, что скреплённые сообщной судьбой, мы войдём с читателями в иное качество отношений. Немало мне случилось обрывать старых, казалось бы, прочных связей, мучиться перепутанностью бесхребетных характеров. Ныне пытаюсь заново перевязать многое.

Я чувствую, знаю глубину нашей газетной силы. До января с своим читателем надо стакнуться. Я трачу свою долю в Щёлковье, другого места не ищу, перелицовывать свою судьбу не собираюсь.

***

Но – вот неожиданность – спид­инфошный доверительно липкий фотограф Михаил Пшённов на своей странице «В контакте» дал реплику по поводу моего выступления в № 27/2018, названного «Граничная черта». Да мало того, прилепил её в качестве комментария и к интернет-­странице «Впрямь». Его, непрочного, подпёрла Ира Мекедо (так она себя называет: Ира) – та самая, что комично носит на затылке косицу с мышиный хвост.

Раз они взлайкнули, придётся мне пойти по обнажённому нерву и заново, словно Чацкому, пережить мучителей толпу, предателей, в вражде неутомимых, нескладных умников, лукавых простяков. Я полагал сокрыть это в себе, перестрадать в одиночестве. Нет же, всколыхивают боль памяти. Один пшённо рассыпался, другая поклёвывает – и оба тычут в меня самоделковой указкой.

Что ж, да пребудет правда без остатка на ясной белизне листа! Я свою звезду надежды из виду не теряю. Ею степлено всё моё существование на земле: и обыденное, и семейное, и языковое, и гражданское, и молитвенное.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
29 августа 2018.