Жутьё

« Назад

Жутьё 10.11.2017 15:41

В понедельник трина­дцатого ноября в Красногорске пройдёт заседание апелляционного суда, инициированное мною в знак возражения на решение Щёлковского городского суда (судья Разумовская) о частичном удовлетворении иска отставного полковника Юрия Ресницкого, адресованного мне и касающегося моих выводов о бессердечии и вандализме, совершённом этим делателем и другими в военном некрополе при попустительстве командования Чкаловского аэродрома и равнодушии ветеранской общественности.

IMG_6328Понимая, сколь глубоко проросли щупальца ресницкого патрона Владимира Рабеева в областные структуры, давая себе ясный отчёт в тяжести гражданской борьбы за мёртвых, которую я веду уже шестой год*), – остановиться, однако, не имею права. Потому что иначе вместо правды воцарится на мутнопамятном варварстве тишь да крышь.

***

На заседании Щёлковского городского суда против меня свидетельствовали: Владимир Рабеев, Валерий Ковальчук и Виктор Рень – все они являются учредителями Московского областного регионального отделения Общероссийской общественной организации ветеранов Вооружённых Сил – того самого отделения, под эгидой которого Ресницкий совершает кладбищенское святотатство. Иными словами, они – в сговоре против правды, которая им не только не нужна, но и губительна.

Однако судья Разумовская этого сговора словно не заметила.

Ресницкий в ответ на мои слова о том, что старые деревья, росшие на кладбище и бывшие своего рода природными памятниками авиаторам, без порубочного билета распилены на чураки для дров, заявил, что ничего такого не было, что эти распилы велись с вышки, чтобы деревья не ронять целиком. И ведь солгал! Вот же они, снимки: на них, если верить утверждению Ресницкого, чураки падали и сами по себе укладывались в цепочку.

Но это шутка, а в действительности всю кладбищенскую березь увёз в чкаловские гаражи на дрова свидетель Валерий Ковальчук.

Исторические надгробия с именами воинов компания Ресницкого сорвала с могил и цинично побросала близ кладбища, где они и валялись в течение двух лет.

003

Подобные действия в райцентре Корниловка Омской области привели к возбуждению уголовного дела по части 1­й статьи 293­й УК РФ. У нас же никто даже не колыхнулся.015

По моим сведениям, ныне эти надгробия свалены в овраге Чкаловского аэродрома.

***

По ресницкому замыслу, могилы авиаторов выровнены по шнуровке. Однако строгой расчисленности захоронений не было. Свидетельством тому снимок, на котором известный правозащитник Валерий Георгиевич Габисов (житель посёлка Чкаловского) показывает полуметровое несовпадение могильного ряда.

Ресницкая «работа» привела к тому, что теперь дорожки в отдельных местах ведут по головам покойников.

***

Практически ни единой надписи со старых памятников Ресницкий и Ко не сумели перенести без ошибки на новые. Спутаны имена, отчества, даты рождения и смерти, воинские звания. А то и вовсе был человек – и нет его. Мера небрежения катастрофична. Она усугубляется ещё и тем, что новые надгробия – горизонтальные. А это значит, что надписи на них через 20 – 30 лет сотрутся и могилы станут безымянными.

Но и на этом наши скорби не кончаются: все ресницко­рабеевские чёрные надгробия возложены… задом наперёд. Массовое издевательство над мёртвыми героями, совершённое Ресницким и иже с ним, не имеет скончания.

Моих одиночных сил остановить это поругание недостало.

Но ширится волна общественного возмущения действиями Ресницкого. Фронтовики Великой Отечественной вой­ны выступили в поддержку народной правды, к ним примкнули труженики тыла, общественные организации, ветераны Вооружённых Сил СССР, участники боевых действий в Афганистане и других горячих точках, родственники авиаторов, покоящихся в поруганном некрополе.

***

Все мои претензии к Ресницкому сводились к простому: кладбище – это не стройка; большегрузной технике нельзя въезжать на его территорию; могилы следует приводить в порядок по одной, а не все одновременно; исторические надгробия необходимо сохранить; нельзя создавать свалку из плит с именами героев; и – главное – на кладбище нужен Крест.

Все мои мнения относительно действий Ресницкого и его подстрекателя Рабеева носили только оценочный характер. Однако судья Разумовская не сочла нужным соблюсти баланс между правом журналиста на свободу выражения и правом на защиту репутации. Я репутацию Ресницкому не портил – он сам её подмочил. Я всего лишь зеркало, отразившее уродливые проявления безнравственности.

Европейский Суд в октябре нынешнего года, комментируя критические выступления «Новой газеты» по адресу властей, в очередной раз указал, что критиковать власти можно в достаточно жёсткой форме, поскольку это право членов демократического общества.

Судья Разумовская не сочла нужным дистанцироваться от последующих кладбищенских событий, а стала рассматривать конфликт в разрезе ресницко­рабеевских планов, согласно которым чкаловский некрополь обретёт памятник авиаторам. Однако этот предполагаемый памятник не что иное, как повтор памятника… Мытищинскому водопроводу: три трубы вверх и на них по вентилю – здесь же предполагают тоже три трубы вверх и на них по самолётику. Разве это не насмешка?

***

Сейчас, когда картина варварства, совершённого Ресницким и др., прорисована во времени (четыре года) и оттого ещё более безутешна, обществу пора понять, уяснить, что всю эту швондер­команду надо решительно отставить, дать гражданские оценки свершившемуся и перепоручить кладбищенские работы правильным людям.

А пока не остаётся иного вывода о том, чт€о содеяли с мирным покоем мёртвых: ввели в беду. И всё это вместе назову одним словом: жутьё.

9 ноября 2017.

____________________________________________

*) См. «Щелковчанку» № 25/2013: Владимир Вельможин, «Памяти полынное полотно»; «Открытую газету» № 21/2015: Владимир Вельможин, «Произведено воспитание патриотизма и пробуждение уважительного отношения»; «Впрямь» № 1/2016: Владимир Вельможин, «Мёртвые в могилах строятся в ряды»; «Впрямь» № 5/2016: военный пенсионер, «Надо ставить часовню!»; «Московская областная газета» № 14/2016: Александр Грибков, «Могилы все перепутаны»; «Впрямь» № 10/2017: Владимир Вельможин, «Держат в пакостном режиме»; «Впрямь» № 18/2017: Владимир Вельможин, «В живом молчанье смерти и любви»; «Впрямь» № 20/2017: Владимир Вельможин, «Кладбищенский порог развоплощенья»; «Впрямь» № 24/2017: В. К. Овчинников, Е. В. Киселёв и др., «Название одно: вандализм»; «Впрямь»
№ 27/2017: Олег Сорокин, «Преступно­небрежный порядок»; «Впрямь» № 28/2017: Родион Речников, «Через пропасть совести»; «Впрямь» № 30/2017: Владимир Вельможин, «Омерзели!»; «Впрямь» № 39/2017: Владимир Вельможин, «Отбривной ответ». И всё это – не считая репортажей на центральном телевидении.