Живых – цветов, поступков, мыслей…

« Назад

Живых – цветов, поступков, мыслей… 18.05.2019 18:42

Выпуск «Впрямь» пропустили. Будем считать, по техническим причинам. Или же в счёт майских выходных. А тем временем поднакопилось событий – и они зовут к обдумью.

Мудрость всепонимания

В самом начале мая старейшая учительница химии и биологии щелковчанка Зоя Константиновна Самарина отметила 90-­летие. Незадолго до этого позвонила мне:

– Владимир Николаич, сообщаю вам, что я ещё жива. Что­-то вы меня подзабыли.

И пригласила на свой праздник.

IMG_6284 Собрались учителя­-ветераны: чуть ли не всем за восемьдесят, а иным и за девяносто. Как водится, произносили бодрые здравицы в честь хозяйки застолья, лились воспоминания – в основном о жизни четвёртой школы; и видно было, что старой педгвардии района сегодняшняя жизнь тоже интересна и волнительна.

Но главное заключалось в рассказе Зои Константиновны о времени и о себе. С пятидесятых годов начиная, дошла она в два монолога с отдыхом до нынешних дней. Это было повествование, вместившее большую правду о педагогическом служении и несколько малых правд об обидах и разочарованиях. Я слушал с напряжённым вниманием, примеривая на себя эпизоды самаринской судьбы. И выходило, что мы –совсем разные – сходимся в главном: в понимании масштаба и ответственности учительского дела.

Предполагаю опубликовать неспешную речь деятельно любящей мир Зои Константиновны. В ней отразилось старшее поколение учителей в их типических чертах, запечатлеть которые по живому свидетельству – значит сослужить добрую службу идущим вослед.

А пока – с днём рожденья, Зоя Константиновна! Ваш юбилей, наполненный добрым теплом Вашего сердца, вобравший в себя многочисленные отклики Ваших коллег и учеников, всем нам пример, научающий без страха смотреть в жизненные дали, не терять интереса к людям, оживлять ухабистые годы тихими радостями, в которых сокрыта мудрость всепонимания.

Нравственное могущество – для безопасности государства

Прошла 74-­я годовщина Победы советского народа над фашистской Германией. В нашем Щёлкове недоглядели места Знамени Победы: оно оказалось не в возглавии колонны. Чувствовалось, что в этот раз недостало военной организаторской хватки.

Но решительную досаду вызвало выступление начальника Чкаловского аэродрома генерала Сергея Мовчана. Он сказал:

«Семьдесят четыре года назад перестали рваться снаряды, свистеть пули, но боль от этого, от этой войны, осталась в сердце каждого человека. Семьдесят четыре года мы помним каждый день той страшной вой­ны. <…> Спасибо вам, наши ветераны, <…> за ваших погибших друзей, товарищей!»

Ну, во-первых, за погибших друзей не благодарят. Во-вторых, генерал соврал, что помнит каждый день той страшной войны. Он, родившись много позже, не застал её. А коли бы и застал, то к нынешним дням забыл бы не только имена, но и лица, как забыл героев-­авиаторов, чьи поруганные, содвинутые с мест могилы на вверенном ему – этому Мовчану – воинском аэродромном кладбище вопиют к справедливости. Захоронения славных воинов, положивших жизнь на защиту Родины и для укрепления её обороноспособности, с согласия Мовчана под видом затянувшейся на пять лет реконструкции были подвергнуты разрушительному нашествию живущих в историческом беспамятстве Ресницкого и Рабеева, возглавляющих в Щёлкове и области организацию ветеранов Вооружённых Сил. Главная вина за их скверные своевольства, совершённые в некрополе, лежит прежде всего на Мовчане.

Вот что ответил депутату Сергею Варгузову на его обращение о нарушении законодательства при реконструкции военного кладбища начальник отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства Московской областной прокуратуры М. В. Шеляховский:

«До настоящего времени земельный участок под воинские захоронения на закрытой территории военного гарнизона находится в собственности Министерства обороны Российской Федерации, ответственность за его содержание несёт начальник гарнизона».

Мовчан и есть этот самый начальник. При его попустительстве главный порушитель воинского некрополя Чкаловского аэродрома отставной полковник Юрий Ресницкий без порубочного билета свёл берёзовую кладбищенскую рощу. Стволы прямо на могилах были распилены на чураки и вывезены в гаражи на дрова. Сломал дощатый забор с бетонными столбами – теперь вместо этого хлипкий профнастил. Срезал бульдозером исторические, имеющие музейную ценность надгробия, семьдесят лет покоившие прах сынов Отчизны, свалил их (многие с именами воинов) в общую кучу на три года, затем свёз в аэродромный овраг. Да не все: некоторые ещё валяются в обкружье кладбища. Могилы воинов, разнящиеся до полуметра, выровнял на немецкий манер по шнуровке. Водрузил на них задом наперёд чёрные габоновые плиты, напоминающие гробы, на которых перепутал чуть ли не большинство дат рождения и смерти, имён и отчеств. Разбиты и потеряны надгробные снимки воинов. В ряде случаев сведения о мёртвых исчезли полностью: это прежде всего касается жён авиаторов, покоящихся вместе с мужьями.

А вот что говорит пришедшая в мае на кладбище жительница посёлка Чкаловский Галина Балакина, много лет ухаживавшая за могилой своего однофамильца, младшего лейтенанта:

«А потом умер муж, я заболела и потому какое-то время не смогла приходить на кладбище. Сегодня, к огорчению, на новой плите не увидела имени Балакина».

Как видим, письмо из отдела по надзору Московской областной прокуратуры окончательно помогает нам понять: главный виновник кладбищенских бед – генерал Мовчан, из года в год произносящий в Щёлкове трибунную трескотню и не имеющий ограничителей хотя бы не светиться в День Победы.

К месту будет напомнить, что Ресницкий с Рабеевым и с Ренем, будучи учредителями общественной организации ветеранов Вооружённых Сил, вступили в сговор и купно свидетельствовали против меня на суде, отстаивая какую-то свою дутую правдёнку, перевёртывающую нравственность народа с ног на голову.

Сейчас, как сообщает газета «Время», «разработан и согласован проект военно-мемориального комплекса городского округа Щёлково».

Я же в очередной раз замечу, что этот военно-мемориальный комплекс есть не что иное, как никчёмный повтор памятника мытищинскому водопроводу с разницей в навершиях труб: в Мытищах это вентили, а в Чкаловском – самолётики.

Что же делать?

Генерала Мовчана за попустительство в надругательстве над могилами героев – срочно в отставку. Юрия Ресницкого за планомерное варварство на воинском кладбище – отстранить от каких бы то ни было работ в осквернённом некрополе и вывести из состава президиума Координационного совета городского округа Щёлково. Курирующего этот совет ленивца Морковского, занявшего соглашательскую позицию, – уволить как много навредившего ветеранскому движению. Рабеева, ведущего в высших ветеранских организациях планомерную подрывную работу, направленную на привитие исторического беспамятства и оправдывающую вседозволенность, – в смещение. Ему, бывшему замполиту, мои педагогические наставления не впрок. Но и возмущения фронтовиков ему по барабану. И массовые протесты воинов­афганцев ему как об стенку горох.

Повторяю: во всём этом затянутом узле упущений и равнодушия повинен прежде всего генерал Мовчан. В нём административный корень зла.

Обращаю внимание читателей, что уже шесть лет я веду борьбу за мёртвых. Отныне встаю на беспрерывную вахту, посвящённую 75­-й годовщине Победы. Не может быть, чтобы голос правды не прозвучал звончее и чище голоса лжи!

Один из щелковчан попытался меня смягчить к ситуации на чкаловском кладбище:

– Ну зачем ты так резко выступаешь против них!

– Слушай, – ответил я ему, – если бы ты, придя на могилу отца, обнаружил, что её вместе с надгробием состругнули бульдозерным ножом, как бы ты повёл себя?

– Убил бы! – воскликнул он вперёд мысли, и гнев закипел в очах его.

– А то, что тут лежит не твой отец, разве меняет суть происходящего? Так зачем тебе увещевать меня! Я гораздо более мягок, нежели ты с своим категоричным плеском. Я дело говорю. И оно – общенародной значимости.

Николай Михайлович Карамзин в своё время сказал:

«Государству для его безопасности нужно не только физическое, но и нравственное могущество».

Так вот я об этом самом нравственном могуществе шесть лет и пекусь.

Мёртвым – живые цветы

Впервые за жизнь в Радуницу (Пасху для мёртвых) весь день посвятил я помину родных. С Андреем – старшим сыном – мы навестили могилки матери моей (его бабки) и предков, разбросанные по трём кладбищам в разных областях.

И всюду открывалось взору ядовитое разноцветье искусственных цветов, страшно радостных и усиливающих душевные горести. Откуда зародился в нас бессердечный обычай украшать могилы искусственными цветами? Возьми-ка расставь такие букеты по своей квартире и любуйся их жутким цветеньем. А мёртвым – наша maxresdefault пожизненная любовь. Живая любовь! А значит, и цветы – только живые. Либо никаких!

Искусственные цветы – в усиление греховности мёртвых: даже после смерти они словно бы продолжают замусоривать Божий мир. Эвон какие эвересты из отслуживших венков и воскового цветочного хлама высятся по окрайку кладбища.

Давайте все разом перестанем носить усопшим искусственные цветы. Отцы Церкви говорят: это во вред. А у нас – везде обиды мёртвым. Остановим всеобщее нечувствование и вернём себе живую память благодарных наследников.

Отпуст и блюдо

На литургии – уже после панихиды – перед отпустом (прикладыванием ко кресту) священник вдруг возьми и укажи прихожанам на женщину с блюдом для денег: «Положите сюда – и будет видно, как вы относитесь к своим покойникам».

Мой Андрей досады не снёс – тут же вышел из храма. А я остался в совершенной растерянности: все деньги, что припас в церкву, отдал на ящике. Так неужто моя к матери любовь измеряется купюрой, положенной на блюдо? Сморозил батюшка глупость! И нас от храма отдалил. Вот что, отцы-священники, уберите трудницу с блюдом от креста! Не вводите во грех! И без вашего усиления тяжела накопленная за жизнь ноша грехов.

Передайте по назначению

А тут в добавление обозначилась огорчительная история с богородичной иконой «Всех скорбящих радость» во фрязинской церкви Рождества Христова. Искусница Елена, о которой я писал в прошлом номере, принесла её настоятелю Сергию Киселёву: так и так, батюшка, не примете ли икону? Денег за неё прошу 167 тысяч рублей. Отец Сергий, увидев дивную красоту, образ взял и обещался заплатить. Искал денег и нашёл… у руководителя компании «Гранд» Григора Агекяна: помоги, Григор Валерьич, расплатиться! Тот и помог: перечислил в храм ровнёхонько 167 тысяч. Пришла Елена к отцу Сергию: давайте, батюшка, рассчитаемся. А тот как заругается на неё. Забирай, говорит, свою икону назад!

– Что же мне делать? – подавленно спросила меня Елена.

– Забирай, Лена! Придёшь в храм и скажи: «Царица Матушка Небесная! Здесь гонят Тебя. Пойдём домой». И уноси свою икону.

– Разве так можно?! – изумилась она.

– А отцу Сергию разве можно? – ответил я ей вопросом на вопрос.

Так вот, отец Сергий, заплатите редкостной мастерице за её труд. Деньги пожертвованы. Ваше дело – передать их по назначению. И – спаси вас Господь! Впредь не огорчайте нас, православных, своим самовольством. И к тому же не в вашей власти изгонять Богородицу из храма. Она в него пришла – там теперь Её дом. Примите мои увещевания чисто возрастно: от старшего к младшему. Надеюсь на ваше доброе смирение и прошу ваших священнических молитв.

Лес поражения

Опять массово сажали Лес Победы. Дело благое. Только вот средней спелости лес близ деревни Аксиньино (к слову уточнить, тоже частично высаженный человеческими руками) наши местные чинодралы расчертили под земельные участки и указали, что здесь… кустарник. Я ходил возмущаться. И услышал в ответ:

– Вы хотите участок в лесу? Другие тоже хотят.

– Да не хочу я в лесу! Я хочу у леса. И имею как многодетный отец. Но изводить несказанной красоты лес, наполненный ландышами, земляникой, грибами, птичьим щебетом, – это преступление.

IMG_2115 Сейчас никаких действий пока не предпринимают. Ждут затишка. А лес-то зловеще расчерчен на прямоугольники. Бывший глава Огудневского поселения, а нынче там же наместник главы округа Сорокин – молчок.

Давайте, земельщики округа, перерешайте свой антинародный замысел: верните землю лесхозу и обозначьте её не кустарником, а лесом.

Да вот ещё карьерщику Сергею Какоре, добывающему песок на аксиньинском поле, продлите добычу до лесной опушки. Это вместо лампового завода, который удумали поставить там нынешние ушлецы. Вычерпает Какора песок (таких месторождений в Подмосковье немного) – и будет у нас озеро. Зарыбим его. То-то вольного простору! А вы – завод вплотную к посёлку многодеток. Ну не подлятина ли: сначала выделить участки в чистом месте и через короткое время создать промзону? Сыщите заводу другой участок.

Праздник без главного имени

Семьдесят четвёртая годовщина Победы обостряет наши думы о войне и вершителях разгрома фашизма. И прежде всего – об Иосифе Виссарионовиче Сталине, без имени которого долгие десятилетия идут один за другим праздники 9 Мая.

Мой покойный друг великий русский писатель Михаил Алексеев, автор романа «Мой Сталинград», говорил: «Все фронтовики, прошедшие ад Сталинградской битвы, желают возвращения названия Сталинград городу-герою».

Сейчас фигура Сталина так выкрупнела в нашем сознании, что никакие оговоры не уменьшат её. Да что говорить! Победа случилась без Верховного Главнокомандующего? Нет! Пока ещё живы остатки великого поколения фронтовиков, надо, необходимо вернуть имя Сталина в пантеон героев.

Я бы не писал нынче этих слов, коли бы один из представителей нашей Русской Православной Церкви не выступил по телевидению накануне 9 Мая с публичным призывом не связывать Победу со Сталиным. Очевидно, имел в виду мысль, что её – Победу – следует связывать с Богом.

Так от этого имя Сталина меньше не становится. Ему сиять в веках. А от того, что Генералиссимуса пытаются предать забвению, только крепнет народное его почитание. Вот что в двухтысячном году писал русский поэт Валерий Хатюшин:

Нельзя спокойно жить,
когда страна развалена.
Позорно русским быть
без Родины, без Сталина.
Куда ни кинешь глаз –
Россия опечалена.
Но в сердце есть приказ:
«За Родину, за Сталина!»
Бесовский легион
глядит на нас оскаленно.
Зовёт небесный звон –
за Родину, за Сталина!
Надежда всех веков
на наши плечи взвалена.
Не пощадим врагов
за Родину, за Сталина.
Стальная мощь страны
отцами нам оставлена.
Нам гимны не нужны без
Родины и Сталина.
Сожмём в своей горсти
победную окалину.
Мы скажем вслух «прости»
и Родине, и Сталину.
В чаду зловещей тьмы,
в тисках врага заклятого
не отстояли мы
окопы сорок пятого.
На битву вновь пойдём.
Судьба на кон поставлена.
И коль в бою падём, –
за Родину, за Сталина.

Хватит нам идти вослед за хрущёвским докладом на ХХ съезде! Это было прямое предательство интересов Родины нашей, которое уже в горбачёвское словоблудное время привело к крушению величайшей державы по имени Советская Россия. Троцкистская линия стала магистралью. А сталинская была ошельмована.

Я помню свою – младшего школьника – смутную боль, когда вдруг не обнаружил фигуры Сталина на постаменте у клуба Химзавода. Снесли по­тихому. Усилили общий грех страны: грех неблагодарности.

И воцарилось время лжи. И всё длится и длится оно. И вот уже кладбищенских вандалов объявляют реконструкторами, вручают три губернаторских премии. А ветераны – в бессилье. Или, что ещё хуже, в соглашательстве.

«Звезда» спросила Образцову

Об умершем журналисте Доренко я не предполагал говорить: он вне моих оценок – жил и умер, суди его Бог. Но как набряк этой новостью Интернет! Как возбухло телевидение! А телеканал «Звезда» взял интервью у оперной певицы Елены Образцовой: якобы она, комментируя кончину Доренки, сказала, что он никогда не шёл на компромиссы.

Пусть бы даже эта ложь растиражировалась, но фокус в том, что народная артистка СССР Елена Васильевна Образцова ушла из жизни в начале 2015 года.

Невежество и бесчувствие правят бал. Мы помним, как финалистки конкурса «Миссис Россия» не могли ответить на вопросы: «Кто сочинил полонез Огинского?», «Кто сочинил вальс Грибоедова?», «Кто сочинил роман «Идиот»? А роман «Идиотка»?..

Да утешится Ангел Господень!

Скорбно печалит меня известие о противостоянии жителей Екатеринбурга, связанном с возрождением церкви святой великомученицы Екатерины: верующие – за, атеисты – против. Объясняют это тем, что не станет сквера, а зелёных мест в городе и без того, дескать, мало. И вот полиция уже задерживает протестующих.

Что делать? Из безбожия выходить! Ангела пожалеть: ведь он, приставленный Господом к храму, остаётся летать над ним до скончания времён. Нет той святой Екатерининской церкви. Сломали её. Там сейчас сквер. А Божий Ангел всё летает над этим местом и горько, неостановимо плачет. При чём тут сквер? Справедливость восстановите! Уважьте предков своих, воздвигших церковь в честь святой Екатерины. А сквер, коли сверхнадобен, разбейте поблизости. Поищите местечко – найдётся оно.

Четыре года, учась в Московском педагогическом училище № 1 имени К. Д. Ушинского, я каждый день когда-то – полвека назад – проходил по Большой Ордынке мимо заброшенной, обветшалой церкви великомученицы Екатерины. И все годы Ангел стучал мне в грудь на этом месте: устыдись! Недавно был я на своей Ордынке и увидел, что храм-то действует. Переступил в благоговении церковный порог и так разволновался от новообретённого свидетельства торжества Православия, что одним словом и не опишу. Сложное чувство благодарности Богу, восторга и долго чаемого умиротворения овладело мной.

Что же вы, екатеринбуржцы, противитесь? Возьмите святую народную память в себя – и возвращайте храм на его историческое место. Да утешится Ангел Господень! А вместе с ним и мы, грешные, надеющиеся на Божью к нам милость.

EG_mww56hXE Пока же, тревожно следя за вашими событиями, вижу, как одуревают группы юных сатанистов. «Кто не скачет, тот за храм! Кто не скачет, тот за храм!» – хором выкрикивают они, подпрыгивая. Что за козлокопытство! Взрослые, прикоротите их! Ведь этак доведут ситуацию до екатеринбургского майдана. А вот ещё очумелая отроковица ломится сквозь сетку. Полицейский её как бы придерживает. Взрослые же – десяток взрослых – всё фотографируют: думают, что ли, устыдить полицейского?

За всем этим видятся мне мрачные кукловоды: они хотят раскачать Россию, как раскачали Украину. Поддаваться нельзя!

История с храмом Екатерины в Екатеринбурге напомнила мне уже отодвинувшееся во времени расслоение щелковчан, возникшее в связи с предложением переименовать Пролетарский проспект в Щёлкове в Троицкий. Сам митрополит Ювеналий обещался в случае переименования каждую литургию в Троицын день служить у нас. Не вняли, не послушались. Вскипятились протестные силы. И всё нет нашему Щёлкову покоя. Воровство и мздоимство, нечистоплотные копошения, нескончаемая череда блёклых чиновников, культура в загоне, ядовитый расцвет графоманства, безответственные музейщики, неумные политики и раздрай, раздрай, раздрай… А чего мы хотели? На боголюбивый позов не откликнулись – теперь жнём.IMG_6365

Но утешение всё же есть: владыка Ювеналий в пасхальную пятницу в Троицком соборе отслужил Божественную литургию. Я тоже молился вместе с пришедшими. Заметил, что наш правящий архиерей стал чуть ли не невесомым: пост и молитва – вот в чём суть его жизни. Мы в пасхальный день получили благословение от дорогого нашим сердцам иерарха и тепло возрадовались этой молитвенной о нас, щелковчанах, заботе.

***

Такой вот получился разговор. В общем-то, невесёлый. Да где его взять, веселья-то? Друзья истаивают. Враги – с признаками полусумасшествия – множатся. Общественные казаки, к коим я принадлежу, в Щёлкове в рассеянности. Надо всех собрать воедино. Служба есть! Она высока и ответственна. Гражданская служба Отечеству. В ней и Божье благословение, и наше оправдание.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
15 мая 2019.