Восхождение

« Назад

Восхождение 22.04.2019 18:12

Когда во Фрязине сворачиваю ко Дворцу культуры «Исток», открывается вид на Державную церковь, сияющий шлем которой, увенчанный крестом, забирает на себя всё внимание, – и смутное чувство пожизненной вины за всенародное отступничество от православной веры, смешанное с стеснительным чувством восхищения от возрождающейся Божьей красной украшенности Земли Русской, завладевает мною и неотступно живёт во мне в течение нескольких дней.

***

В тяжкое богоборческое время казалось, что храмовый мир отодвинулся от нас в глубокое удаление веков. Но то было ошибочное думание: Господь ещё не открывал нам ви́дения ясных и светлых дней торжества Православия, IMG_5989 от которого чистосердечная сила восторга переполняла бы наши истомлённые скорбями сердца.

И вот он – Державный храм во Фрязине, возвеличивающий в нас думу о Родине и гармонизирую­щий душевные состояния наши.

«Дай проверим, что за терем», – сказал я себе строчкой из Твардовского и направил стопы свои к храму.

Работы в нём ещё очень много. Но главное соделано: храм – есть! И теперь уже будет стоять в веках, выверяя государственный строй наших мыслей и направляя нас ко Господу.

Арсений Тарковский писал:

Мы оба смертники с тобой,
Руководимые судьбой.

Что ж, это так, читатель мой дорогой. Только вот руководство судьбы мы, крепко связанные разладом, выбираем сами. Конечно, каждый из нас в нынешнем дне (пусть он называется как угодно) хочет своего счастья, которое видится нам в обретении покоя и уверенности. Но есть нечто такое над нашими чаяниями, что́ не поддаётся будничному, вседневному объяснению. И это нечто отныне фокусируется на Державной церкви. По Фрязину гуляет молодой сквознячок любви, в сердце дует тонкий ветер – всё чудные чувствования обновления, случающиеся в нас каждым зеленоглазым апрелем. Но уже никакая сила природной новизны не может соперничать в нас с силой Божественного зова, наполненного ясным смыслом великого предназначения России.

Я, смертельно наблюдательный, иду к Державной церкви, не замечая асфальтовых корявин на подходе к ней. Устремляю взор свой к золотому сиянию её навершия и молитвенно благодарю Господа за ниспо­сланное мне понимание русского духа и бескрайних далей нашей России.

***

Державную церковь возводит Григор Агекян вместе с своей инвестиционно-строительной компанией «Гранд». Вот он как раз проводит здесь выездную планёрку со всеми службами, вовлечёнными в строительство. Выражение суровой озабоченности не сходит с лица его. Ответственные докладывают. Храм весь – с полу до купола – в строительных лесах. Они дощатой завесой скрывают внутреннее пространство. И с хоров, на которые ведёт лёгкая на вид чугунная лестница, искусно сотворённая мастерами художественного литья, открываются послойные уровни внутрицерковных работ.IMG_5962

Роспись храма началась. Ведёт её вместе с группой художников наш известный иконописец диакон Иоанн Коваленко, кистью которого расписан большей частью Троицкий собор в Щёлкове.

«Мы решили расписать наш храм в дионисийском, то есть каноническом стиле, – говорит молодой настоятель Державной церкви священник Димитрий Поповский и поясняет: – Смыслы иконописи глубоки. Вот, например, удалённые предметы в реалистическом изображении, согласно правилам перспективы, подаются мельче, а более близкие – крупнее. В иконописи же совсем наоборот: дальние выкрупняются – ближние уменьшаются. Спро́сите почему? Да потому что взгляд иной. Мы-­то думаем, что смотрим на иконы, а в действительности святые смотрят на нас
оттуда, с икон, – вот перспектива-то и показана с их видения».

От объяснения отца Димитрия стало знобко. Этак получается, мы, молящиеся, – под пристальным взором Господа Бога нашего, Его Пресвятой Матери и святых Его. Что ж, с этого дня меру внутренней совестливости придётся увеличить в себе: они – наблюдают. И видят. И знают про меня. Да про всех – про каждого – знают. Не укрыться.

***

Оглядываясь на прожитое и пережитое, вспоминая сотни (теперь уже сотни) ушедших, с кем разделял дружбу и вражду, соседство и отдалённость, родство и чуждость, я вспомнил строки того же Тарковского, поэта, с книжкой которого провёл несколько вечеров:

Одно ушло, другое изменилось;
И что не отделилось запятой,
То запятой и смертью отделилось.

Душа просится на молитву. И ждёт благословенного дня, когда воссияет во всей рукотворной красе символ крепости России – богородичный Державный храм в нашем Фрязине. Да укрепит Господь раба Своего Григория и соработников его на завершение славного дела общенародного значения.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
Фрязино.
18 апреля 2019.