В смешенье дум и дел

« Назад

В смешенье дум и дел 22.06.2018 17:42

Всплеск общенародного ликованья от двух взвихряющих чувства побед нашей сборной по футболу*) – миг, одушевивший нацию. Многие из нас – и я в их числе – изверились, ожидаючи более трёх десятков лет, возвращения футбольной славы России. А всё ж таки были те – и немало их! – кто верил, что сбудется. И сбылось! Мы, вовлечённые в бурю спортивных страстей, ощутили в себе ту чистоту желаний и открытость сердец, какую переживали в пятидесятые и сороковые годы наши отцы, влюблённые в футбол и умеющие брать счастье просто из воздуха, напоённого спортивной свободой. Футбол способствовал высокой мечте. И пускай не сладилось, не сбылось в союзном масштабе, но у каждого была и своя судьба – и в ней­-то всяк строитель волён совершать большие и не очень, но всегда красивые поступки.

Спела же, словно бы ото всех нас, народно любимая Нина Сазонова:

Да как же это вышло­то,
Что всё шелками вышито
Судьбы моей простое полотно?

Ах, футбол – привязанность наша и манящий праздник единения мира!

***

Однако беспокоят грядущие изменения пенсионных сроков. И даже не тем, что они с пятидесяти пяти у женщин увеличиваются до шестидесяти трёх, а у нас, мужчин, с шестидесяти до шестидесяти пяти. Лично мне, получающему выслужную учительскую пенсию уже два десятка лет и ныне дожившему до шестидесяти шести, все эти изменения, возможно, и не столь огорчительны. Да к тому же я, отец троих несовершеннолетних детей, не знаю, не вижу, когда смогу оставить пост кормильца и поильца: впереди сплошная – без перерывов – работа, работа, работа… А иначе – бескормица. Но не во мне и не в таких, как я, дело – оно в ином: в арифметике, которая безжалостно строга.

Сейчас в России живёт 140 миллионов человек. Столько же населения было во времена приснопоминаемого ныне Государя-Императора Николая Второго. И что же получается? Земельных просторов в стране – не счесть. Плотность населения – менее человека на квадратный километр, словно в египетской пустыне. Полезных ископаемых – не исчерпать. Технический прогресс – в невероятном, даже фантастическом отрыве от эпохи столетней давности. Урожайность зерновых, овощеводство – всё на рекордной высоте. Всякой мануфактуры – завались. И при этом не умеем – на таких-то землях! – высвободить народ от кабальной, до самой смертинки, трудовой повинности. Нет, что-то посчитано не так, что-то передёрнуто – и получился набор лукавой цифири.

А ссылки на западные страны, в которых пенсия назначается с поздних лет, не только неубедительны, но ещё более раздражают: там и жалованье не триста долларов.

В общем, с пенсионной реформой, по моему учительскому разумению, заспешили от нехватки масштабных умов, способных измыслить благословенные решения на общую пользу народу и государству.

***

А как мы эти масштабные умы узрим? У нас же всё руководство – в «чужевластье мод». Вот министр просвещения Ольга Васильева заявляет, что для школ нынче в приоритете английский язык. Эх, думаю, нам бы с русским разведаться. А мы всё никак не наедимся английской политической дряни, всё мало Роман ВЕЛИЧКО "Настенные часы".нам злобных тычков за принадлежность к России. Мы чуть ли не всем обществом больны англоманией. У нас магазинные и многие прочие вывески на латинице; у нас ведущая новостей Первого канала Екатерина Андреева вещает с английской интонацией; российские актёры, словно обезьянки, правильной речью вообще не обеспокоены; в местных административных конторишках ни одного прилично языкового русского человека днём с огнём не сыщешь. Учителя отечественной словесности в школах перестали определять уровень научения, мало того – русский язык как предмет поставлен с первого места в алфавитный ряд.

Речь руководителей, как правило, не только слаба грамматически, она бесцветна и по мысли, обезжизненна. Её зеркально отражают глупые местные газеты, наполненные никчёмьем одних и тех же сухих словес, умственной одурью и спесивой надутостью выпускающих эти протухшие печатные отбросы в свет.

У нас, куда ни ступи, – везде центры английского языка. Я, старый словесник, видя эту вселенскую бедуху, создал Центр ру́сского языка. Более года ищу ему пристанища – не нахожу. Алексей Валов – глава района – обещал помочь не четыре ли раза. Не выполнил. От муниципии ждать решения не приходится. Но и от владельцев недвижимости нет отклика. Не находится русского сердца, встревоженного бедственным положением нашего языка. И вот я – в одиночестве.

Оно усугубляется кладбищенской печалью, сгустившейся над могилами воинов-авиаторов Чкаловского аэродрома, поруганных, обезображенных, бесовски подменённых всяческой дресницкой сренью.

***

Тем временем обозначились выборы губернатора Подмосковья. Область втягивается в подготовку к ним. А мне трудно понять: как так вышло, что я, много лет пишущий самую тиражную не­официозную газету в области, ни словом не обмолвился с губернатором Воробьёвым. Годами слал ему выпуск за выпуском – всё в пустоту. Что за обкружье у него! Неужто нет в современной России способа быть замеченным, кроме как пробиться к местечку?

«Ты хочешь встречи с губернатором? – спросит знающий мои выступления читатель и добавит: – Разве она тебе надобна?»

Она культуре надобна, а не мне. Газета – это учреждение культуры. А культура, коли понимать верно, тётка суровая. Без культуры – путь вникуда. Если много-много лет не случается моей встречи с губернатором (о министрах тоже не говорю: и до них не дотянешься), то ясно же, что это против пользы. Я делаю самую грамотную газету Подмосковья (если не всей страны), наполненную гражданскими болями, православными народными чаяниями, – учительную для многих газету. А отклика властей не получаю. Будто и впрямь нет моей «Впрямь».

Я не жалуюсь – это другое. Публичное одиночество, которое я вынужден перемогать, меня, человека общественного, истомило. Пытаюсь достучаться, помня мудрость Божию: кто не стучится, тому не отворяется. А в поддержку этому приведу стихотворение Александра Ревича, сочинённое в восемьдесят четвёртом году:

Иные одиночеством кичатся,
его лелеют, как зубную боль,
но если никуда не достучаться,
но если никого не докричаться, –
то я вам уступаю эту роль.

***

Поутру двадцать второго июня впервые за много лет не приду к Вечному огню: устал, не могу более видеть змеючих шутих, шипящих по водной глади Клязьмы, деревянных автоматов погодинского театра, дурных актёрских надрывов и надоевших до чёртиков хрестоматийных стихов, показывающих будто бы время в Щёлкове законсервировалось и не движется к новым осмыслениям самой страшной войны.

Не имею душевных сил сносить далее районную безвкусицу в священный, мистический час начала войны.

А ведь было, нарождалось настоящее, живое, молитвенное чувство единения нас, живых, с ними, с мёртвыми. Вместе с щёлковским учителем Александром Егоровым четыре, что ли, года кряду мы организовывали поминальное шествие от Серафимо­Саровской церкви к Вечному огню. Как содержательна была рассветная тишина, объемлющая нас! Как пронизала сердца песня «Хотят ли русские войны», исполненная по душевной потребности спортивным тренером Игорем Зайцевым! То были наши святые утра двадцать второго июня, вобравшие в себя прощальные слёзы, воспоминательные ожоги, кручинные сожаления и – главное – не дающие слабнуть силе нашего духа.

А нынче – не приду. Видеть клубное шутовство более невмочь.

***

Днями – шестнадцатого июня – исполнилось мне шестьдесят шесть лет. Экое число приспело! Думал пропустить его, оставить в проходном ряду – не вышло: получил если не сто, то девяносто поздравлений. Весь день – с утра до вечера – звонки. Они состояли из дружеских оценок моей работы и счастливых, как водится, пожеланий.

Редакционные расстарались: съездили в областную библиотеку и там скопировали всю подборку моих публикаций в мытищинской районной газете «Родники» за 1992 год, когда я вёл еженедельную «Службу русского языка». Словно бы возвратили меня в срединный период жизни, в сорокалетие, когда особенно трудно – и в работе, и в общественном служении, да и, что скрывать, в любви тоже. Пришлось лично удостовериться, что газета – это словно бы машина времени: открыл – и стал на четверть века моложе.

Очень, до слёз растрогала Татьяна Веселова. Позвонила и сказала: «Я вас поздравляю! Я вас ценю. У меня написалось без единой помарки стихотворение, похожее не молитву…»

И прочла:

Дам волю чувствам и словам,
Чтоб знать наверняка:
Тепло ли Вам,
Легко ли Вам,
Не надо ли звонка?
 
И в ранний час,
И в поздний час
Ваш образ берегу.
Боюсь за Вас,
Молюсь за Вас –
Иначе не могу.
 
Нет для меня родней родни,
Одну лелею мысль:
Продлить подольше Ваши дни,
Господь, не поскупись!

***

Так вот – в смешенье дум и дел – полнится моё время. Радость переплетается с печалью, заботы – с минутами отдыха. Много читаю. Постоянно думаю о Государе­Императоре Николае Александровиче – святом мученике-страстотерпце. На его вседержавную помощь надеюсь и укрепляюсь ею.

Далее – по Божьей воле, сколько будет отпущено.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
20 июня 2018.

________________________________________

*) Четырнадцатого июня в Москве сборная России с разгромным счётом – 5:0 – выиграла у команды Саудовской Аравии, а девятнадцатого июня в Санкт­-Петербурге безусловно убедительно – 3:1 – у сборной Египта. Кстати сказать, этот проигрыш для Египта благотворен: теперь толпы наших российских туристов наводнят морское побережье египтян, ведь никаких обид нет.