Скоблёж

« Назад

Скоблёж 31.05.2019 23:23

Своих читателей «Новая газета» зовёт стать «соучастниками», то есть регулярно перечислять ей денег, хоть малым количеством. И приводит высказывания разных известных людей, откликнувшихся на её зов. Делается это, помимо материальной заинтересованности, ещё и для того, чтобы отчеркнуть отличие «Новой» от других периодических изданий: «Сегодня не все помнят, что такое журналистика». А «НГ», дескать, не только помнит, но и сведуща: «Если вы хотите знать правду, читайте «Новую газету». С этой позиции – «хочу знать правду» – и читаю. И что же вижу?

 

***

«Новая» вослед за Леонидом Кравчуком (бывшим президентом Украины), высказавшим обиду на русских за предлог «на», стоящий нормативно в сочетании «на Украине», пустилась, вопреки смыслу, писать «в»: в Украине и из Украины (вместо с Украины). И при том естественное и правильное «в Донбассе» подаёт как украинизм: на Донбассе.

Эти отступления от языковой нормы меня как словесника настораживали и даже раздражали.

Видя и понимая либеральную, не близкую мне направленность «Новой», я всё же отдавал дань уважения мастерству её авторов. Но по мере изменений общественно-политической обстановки в мире и вокруг России, а также в связи с усилением украинского антироссийского взбычения «Новая», теряя чувство меры, упадает в пошлый трёп, прикрытый кисейной занавесочкой женской рафинированности.

***

Имею в виду инвективу Ирины Петровской, опубликованную на последней странице выпуска № 55/2019 и хлёстко озаглавленную «Ведущий Хам» с пояснением: «Закон отрицательной селекции в телеэфире страны».

Она, эта статья, резко направлена против ведущего телеканала «Россия» Владимира Соловьёва. И ладно бы! И пусть бы! Соловьёв не бог и

вполне может быть подвергнут критике. Но он-то свою чуть ли не ежедневную передачу ведёт с изяществом, подчас виртуозным, полнящимся всяческими оттенками: юмором, иронией, сарказмом, раздумчивостью, наступательностью, сочувствием, неприязнью, отрицанием, согласием, гражданским горением,

государственностью. Всё это в сложном, изменчивом и большом – протяжённом во времени – диалоге помогает формировать наше, телезрителей, понимание нынешних процессов, происходящих в отношениях Украины и России.

doc01774120190529115916_001 Госпожа Петровская в своём выступлении, нацеленном против Соловьёва и заодно с ним Сергея Михеева, использует неубедительный приём ссылки на семилетнее дитятко, которое (цитирую) «поднимает голову от своих машинок и, лукаво сощурясь, спрашивает: Слышала? Я слышала, конечно, но лицемерно интересуюсь: Что именно? – Слышала, как они сказали слово, за которое ты меня ругала и ещё допытывалась, откуда я его знаю? Вот отсюда. Из телевизора, – торжествующим тоном заявляет ребёнок и вновь углубляется в игру».

Что же услыхал мальчик с хрупкой детской психикой? Оказывается, слово жопа. Оно и ввело мадам Петровскую в ступор, вокруг него-то она лицемерно и наращивает свой газетный пупырь: нанизает один

пример на другой, при этом как бы демонстрируя свою рафинированность.

Посмотрим эти сделанные Петровской цитирования. Она пишет:

«А тут упомянули Голодомор. И один из украинских экспертов осмелился бросить реплику: Голодомора не было, что ль? Это вывело Михеева из себя, и он наконец­-то впервые за месяцы простоя явил себя не мальчиком, но мужем. Сорвавшись с места, он завопил в лицо возмутителю спокойствия: Иди в ж… Ясно, нет? Свободен! Всё! Понял? <…> Стои́т, чего-то бубнит».

А ведь Петровская-то передёргивает: этот украинский эксперт никакой реплики не бросал, он фоном к речи Михеева действительно включил неразборчивый бубнёж – и заработал резкое «Иди в ж…». При этом Михеев с места не срывался и не вопил в лицо возмутителю спокойствия, как утверждает Петровская, а гневливо отправил его по адресу. Украинский бубнюк спровоцировал Михеева. Стоит бурчит невнятицу, жужжит сплошным бормотаньем – сбивает с мысли, уводит от прямой линии и выхлопатывает «Иди в ж…».

Конечно, лучше бы Михееву сдержаться. Ему не хватило педагогических умений. Но, если по правде, он ответил этому бормотуну в масть: другим наука не перебивать.

Петровская же продолжает:

«Владимир Соловьёв, довольно ухмыльнувшись, не мог не отреагировать на близкую ему тему, вспомнив скабрёзный анекдот про Кая, Герду и Снежную Королеву».

Не ухмылялся да ещё и довольно Соловьёв! Он, мягко улыбнувшись, попытался (и весьма успешно) разрядить создавшееся напряжение и действительно рассказал анекдот про Кая, Герду и Снежную Королеву, но не скабрёзный, как заявляет Петровская, а философично-весёлый. Вот он. Это цитирует сама Петровская.

«Герда говорит: Кай, скорее побежали домой! А он ей: Не могу. Снежная Королева дала мне четыре ледяных буквы “Ж”, “О”, “П” и “А” и велела сложить из них слово “Счастье”».

Соловьёв, рассказав этот безобидный для телеэфира анекдот, умно смягчил ситуацию, перевёл её в новое смысловое качество: из гнева в спокойствие. А Петровская-мать давай ещё нагнетать:

«Именно этот эпизод, к несчастью, достиг ушей моего первоклассника, поставив меня в трудное положение: как объяснить ребёнку, что слово, которое лихо произносили дяденьки в телевизоре, нежелательно для публичного употребления, дома или на детской площадке?»

К какому такому несчастью достигло слово жопа ушей сыночка Петровской? В какое такое трудное положение поставило оно писдаму? Как объяснить ребёнку? Да просто: скажи как есть. Не дурак же он, поймёт. А не поймёт – сообразит позжее.

Но Петровская всё достаёт и достаёт из себя осевшие мысли и доходит до ругани:

«Да плевать хотели эти благонравные граждане и многодетные отцы на чувства зрителей, желающих оградить своих детей от непотребства хотя бы в эфире федерального ТВ».

Нет, сударыня, не оградите! И не надо. Пускай дитятя живёт в реальном мире. Колпака над ним долго не продержите: рука устанет.

А в слове жопа ничего ужасающего не содержится. Хоть как её назови: задницей, афедроном, попой – всё будет одно.

Тут уместно вспомнить интеллигентнейшую женщину России: актрису Фаину Раневскую. Идёт она по улице (это было после выхода в свет картины «Подкидыш»), а ребятишки вослед кричат: «Муля! Муля!» Фаина Георгиевна оборачивается и на низких тонах произносит: «Пионэры, идите в жопу!» Ну что за хамка эта Раневская!

Петровская же, разлюфтованная своей искусственно растравленной экзальтацией, приходит к неумному выводу. Говоря о серьёзно и всесторонне эрудированном Соловьёве и так же хорошо образованном Михееве, она прилепляет, не понимая места, не чувствуя силы обвинения, писателя Серебряного века:

«Пророчество Мережковского о грядущем Хаме не только оправдалось, но и дополнилось пришествием ведущего Хама. <…> Лучших ведущих перестроечной поры, ярких и талантливых, вытеснили из эфира. Их место заняли средние или худшие…»

О каких ведущих перестроечной поры, которые к тому же лучшие, вещает Петровская? Не было никаких ведущих – были дикторы. Ну разве только Валентину Михайловну Леонтьеву вспомним с её «От всей души». Да и то, кажется, та передача кончилась до перестройки.

Петровская, не дав серьёзной работы голове, в своей аналитике мелка, но агрессивна. Передёргивая факты, привязываясь к одному слову, ссылаясь на семилетнего ребёнка, педалируя эти ссылки, – она уводит живые мысли телепередачи, наполненной кипением страстей, до пошлого сужения в одну, пятую точку. И, петляя между словами жопа и задница, скривляет гражданское направление телепередачи, профанируя его, уводя в никчёмье субъективных оценок, которые возносит до трагических обобщений, сделанных в разломную мировую эпоху. Образно говоря, пришивает мышонку лисий хвост.

Новая-газета К сказанному Петровской во всю полосу добавлена иллюстрация: унитаз с сливным бачком на длинной трубе, а вместо груши, за которую дёргать, Буратино, висящий вверх ногами, очевидно, чтобы подчерк­нуть короткомыслие журналистки. Это не аналитика, а какой-то поверхностный скоблёж, выдающий в пишущей банальную образованку.

Мною проговорено не всё, что хотелось бы сказать по поводу «Новой». Но утяжелять не стану. И без того огорчительно, что нынче у неё, как фиксировал пародист Александр Иванов, «заместо глаза ухо, заместо уха глаз».

Но хочу спросить: где был выпускающий редактор, когда отправлял этот материал в печать? Разве он не видел беспомощности раздражённой придиры?

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
28 мая 2019.