Середины нет

« Назад

Середины нет 05.03.2019 17:48

Журналист Борис Игоревич Соболев, имя которого носит Школа юных журналистов – «БИС» – при газете «Впрямь», выпустил трёхсерийный фильм­расследование «Идущие к чёрту». В нём вскрыл и проанализировал мошенскую природу знаменитой телепередачи «Битва экстрасенсов». Оказывается, всё подлог, туфта, бесстыжий обман. Никаких колдунов, ни светлых, ни чёрных, программа не показывает – только аферистов, среди которых и ведущий Марат Башаров, и сопутствующие ему поддержатели, намелькавшиеся нам.

Я до этого фильма всё задавался вопросом: как же конкретные лица столь откровенно обнажаются в своей демонической сути на огромную страну? Да всё новые! Один за другим, один за другим – за рядом ряд. Разве настоящие колдуны-ведьмаки и ведьмы-колдуньи покажутся на весь почестной мир? Да никогда! Им это без надобности. Их дело – тёмное. Света юпитеров не выносит. А вот, поди ж ты, эти выставляются. Да ещё и в драматургическом развитии – чтобы нашего к ним интересу не убывало. Но любой и каждый в этой передаче, как выяснил Соболев, в подделках – под всевидящего и всё ведающего.

Они – скопом! – фальшивки! Дурилки-говорилки. Отныне каналу ТНТ не доверяю. Он и без того-­то был заполнен никчёмными смехотуями, вконец обузовевшим «Домом-2», а тут ещё вскрылась циничная афера с «колдунами». Короче говоря, тухлое производство, рассчитанное на массовое поглупение телезрителей.

***

Но ведь, коли правду говорить, и главные каналы немногим отличны от ТНТ. Самое смотровое время первая и вторая кнопки, словно бодающиеся друг с дружкой, отдают перетряхиванию белья известных и неизвестных персон. На первом канале это «Пусть говорят», а на втором – «Привет, Андрей!». Борисов и Малахов в одной, почти неотличимой манере кипятят эмоции обывателей всяческими историйками, большинство которых к настоящей жизни России касательства не имеет. Огромная часть их посвящена артистам: например, Джигарханяну, остонадоевшему вместе с своей молодой женой. А то два полных вечера один из этих каналов отдал юбилею телеведущего Николаева, словно бы тот имеет какое-либо значение в культуре. Да всё расхваливали, надували его в больший размер. Но разве забыть нам этого ведущего совершенно пьяным на телеэкране, когда он слова к слову не вязал? То был самый яркий эпизод его телекарьеры, всё остальное – без усилий: объявить следующего исполнителя.

Где на экране большие писатели? Где выдающиеся учителя? Где вдумчивые журналисты? Где современные Герои Труда? Наконец, где наша самобытная Россия? Нет её. Ничего нет – только артисты, многие из которых, не кончившие начальной школы, – сплошное кривлянье.

Одни и те же лица, надоевшие, утомившие, с выжженным нутром, не имеющие времени запастись новым содержанием, чтобы показать его.

И вот уже выше сил ежедневно видеть Урганта с его шутейным стильком; даже умного Владимира Соловьёва, которым все мы перекормлены, с его однотипной тусовкой верещаг глядеть невмоготу. Я уж не говорю о Максиме Галкине, потерявшем себя в гонке за заработком, – одна скорлупа видна.

И в новостях утешения мало. Только было порадовал нас 1-­й канал: убрал из ведущих Екатерину Андрееву (она какую фразу ни молвит, всё в вопросительной интонации, на взлёт, в английской мелодике речи) и заменил на содержательного Кирилла Клеймёнова, как возвратил её опять. И понеслась всё та же английская лабуда, только русскими словами.

Много чего ещё есть у меня сказать о нашем телевидении. Например, о зряшных передачах «Один в один» и «Точь-в-точь», ведущих в никуда. Например, о скучнейших посиделках Игоря Волгина на канале «Культура»… Ещё о многом, полнящемся внутренней мутью. Но не одним же телеэкраном одушевляемся. Идём в театр.

***

А там – в театре Вахтангова – «Евгений Онегин» препарирован Римасом Туминасом до негодяйства. А там – в театре «Современник» – тем же убивцем русской культуры вывернуто «Горе от ума» до противоположных смыслов*).

Оставался ещё чудный остров культуры: Мытищинский театр драмы и комедии «ФЭСТ» под руководством Игоря Шаповалова. И вдруг – как гром среди ясного неба – коллективное воззвание президенту, министру культуры и губернатору: «Защитите театр от произвола мытищинских чинушей!»

Болью наполнилось сердце, в тревоге душа моя. Что делать? Как оградить русский классический театр, наследующий культуре Малого театра, от порушения? Как содвинуть бывшую работницу детсада Стукалову, занявшую ныне пост заместительницы главы городского округа по культуре и действующую не только бездумно, но и варварски? Как унять начальницу Мытищинского управления культуры сахалинку Куракову, в своё время ядовито засветившуюся в качестве автора сценария антипрезидентского фильма «Путинские игры», проплаченного из-за рубежа? Как, наконец, вразумить самого Азарова – главу городского округа Мытищи, самоустранившегося от контроля своих властных соработниц?

«ФЭСТу» тридцать лет. Он создавался и креп до Азарова. Он обустраивался и обретал всероссийскую известность до Азарова. Этому способствовали его дальновидные предшественники. А нынче две вредоносные чиновницы поставили «ФЭСТ» на грань «быть или не быть» и, прикрываясь формулярами, методично изничтожают его. Начало было положено увольнением «без объяснения причин» директора театра Игоря Соколова, прослужившего полтора десятка лет и удостоившегося самых серьёзных похвал от губернатора.

Теперь очередь дошла до основателя и бессменного руководителя театра Игоря Шаповалова. Как же довели его, человека осторожного, неконфликтного, если он решился поддержать волнения в коллективе!

Во вторник я присутствовал на встрече Азарова с труппой «ФЭСТа». Осмысление этого драматического противостояния предполагаю дать в следующем выпуске. Неужто восторжествуют две дамы, не понявшие, к какому месту приставлены, и не ведающие, что творят? Неужто Азаров так прослаб, что более не властен над собою и не в состоянии убрать с административного горизонта начальственное самодурство?

Письмо Театра «ФЭСТ» президенту, министру культуры и губернатору публикую.

***

А тем временем прошло 23 Февраля – любимый с юности праздник. Я собирался понаписать с полдюжины армейских рассказов, дать всплеск эмоций, исполниться воинским духом и ободрить уставших бойцов, – но не сделал этого. И на парад в посёлке Чкаловском, который нынешние разрушители славы Щёлковья называют микрорайоном, не пошёл. Не хочу более лицезреть печатного шага пилотов Чкаловского аэродрома, на котором при попустительстве и содействии нынешнего командира – уже генерал-майора Мовчана – шестой год подвергаются массовому поруганию могилы воинов-героев.

Не желаю встречаться и с Чкаловскими ветеранами, избравшими в качестве своего председателя бывшего главу Щёлкова полковника Шалыгина, получившего дурную славу от выписывания себе и главбуху по сто премиальных окладов и в этой связи уволенному, а до того спевшего песню «На солнечной поляночке» на похоронах участника Курской битвы танкиста-фряновца Михаила Богатского. Я ему – Шалыгину – говорил: «Вступитесь за кладбище!» Он отвечал: «Не могу. Ресницкий (главный кладбищенский разрушитель. – Ред.) мне друг».

Там все друзья и все родные. А воины в могилах, выровненных по шнуровке на немецкий лад и занесённых снегами забвения, на 23 Февраля не удостоились поклона: не подойти, сугробы по пояс.

***

Но и живым героям чести нет. В Щёлковском театрально-концертном центре прошло торжественное мероприятие, посвящённое Дню защитника Отечества. Всё те же сидящие в печёнках упёртый Морковский и «склонный к предательству» Засухин. Кого только не созвали они! А главного, ещё живого и бодрого фронтовика – Петра Константиновича Византийского, единственного на всю Великую Отечественную войну воздушного стрелка, совершившего 175 успешных боевых вылетов, – не пригласили. И фронтовика Василия Николаевича Фроловского – тоже.

Председателю Щёлковского отделения «Инвалидов войны» Петру Щербаченко в этот раз дали несколько приглашений, но за общий стол так и не позвали – ни его и никого из воинов-афганцев, получивших увечья в боях.

Вот я и спрашиваю главу городского округа Щёлково Валова: сколько нам, воинам щёлковской земли, терпеть ещё жестокосердного Морковского и его подпевалу Засухина? Все наши с вами, Алексей Васильич, беседы им не впрок. Вы, к месту напомнить, твёрдо обещались звать меня на всякие ветеранские застолья. Как-никак ещё в 2011 году я награждён высшей общественной наградой воинов­афганцев: орденом «За заслуги». И к тому же являюсь почётным членом Федерации ветеранов воинов-интернационалистов. Имею почётный знак от Б. Громова «20 лет вывода Советских войск из Афганистана». Но вы обещания, по всегдашней занятости, не сдержали. Да хоть бы Византийского с Фроловским выкликнули, а заодно с ними и забытую 95­летнюю фронтовичку-щелковчанку Нину Семёновну Петрову. Так нет же! Как ваши оргслужбы жили с внутренней подлятиной, так и остаются с ней. И нет способа что-либо исправить в них, кроме как сменить: Морковского с Засухиным – задвинуть. Сколько же короедного народишку расплодилось! А если Никиту Никулина добавить к ним – соберётся сорнячный букет.

***

И вот военный пенсионер Щербаченко целый день объезжает ветеранов, везёт поздравления. Является к Фроловскому, к Петровой, к Византийскому… Они до того растроганы малым вниманием, что чуть не плачут.

А Пётр Константинович Византийский звонит мне и говорит: «Нельзя ли, дорогой сынок, отметить в вашей газете Петра Щербаченко? Он один все эти годы не оставляет меня. Редкий человек. Душевный. А остальные не вспомнили ни разу. Скажи ему моё фронтовое спасибо».

***

Так напластовались впечатления от прошедшей недели. В них – обиды, унижения и равнодушие. В них – тревога за русский театр в Мытищах. В них – бесовское враньё центрального телеканала. И вот стою меж тем и этим. И понимаю: середины нет. Требуются решительные шаги. И над всеми терзаниями – безусловное упование на Господа Бога нашего Иисуса Христа и Его Пресвятую Матерь. Да свершится в нас Божий Промысл! Других чаяний не имею.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.

27 февраля 2019.

*) См. «Впрямь» № 8/2017: Владимир Вельможин, «Похоронный марш России»; «Впрямь» № 31/2018: Владимир Вельможин, «Шабаш».