Прозрачные дни? – Не знаю. Туманные? – Не скажу.

Главная \ Редакция \ Владимир ВЕЛЬМОЖИН \ Статьи Владимира ВЕЛЬМОЖИНА \ Прозрачные дни? – Не знаю. Туманные? – Не скажу.
« Назад

Прозрачные дни? – Не знаю. Туманные? – Не скажу. 10.09.2019 15:59

Предвыборная кампания Совета депутатов городского округа Щёлково вышла на финишную прямую. И вот уже в Сети загулял ролик, в котором сжигается газета «Впрямь». Горит, горит моя статья «Так – вправо, сяк – влево» (см. № 28/2019. – Ред.), и афишка моей программы «Повестка» на ютуб-­канале тоже горит. А вместе с газетой жгут какие­-то листовки депутатов­единороссов третьего, что ли, округа. К весёленькому пламени подложен голос чёрного крикунца, речитативно нанизающего обвинялки, адресуемые партии власти.

Поэт Александр Щуплов как-­то заключил:

И если мне ещё дают по шапке, –
то, значит, я писатель – не плохой!
Так и я, идучи по его кальке, смею утверждать:
Коль мнут и жгут опять
мою газету, –
то верно, что газета – не плоха!

***

Вчера заходил в редакцию полковник­ветеран Виктор Извозчиков, один из авторов «Впрямь». Сообщил, что слышал, как пассажиры автобуса обсуждали мой еженедельник.

Один сказал:

– Вельможин пишет о бегунцах из «Единой России», говорит о них слиняли, а не задаётся вопросом: «Почему?»

– Этот туда, другой сюда… – добавил сосед.

– Потому что не справились со своей работой – вот и сбежали, – решил третий.

А ведь это не совсем так. Они – предавшие – намылились искать нового хлебного места, потому что их, алчущих только личных выгод, единороссы поддерживать не стали.

Те и растеклись по развильям: кто, внезапно покраснев, подался в КПРФ, кто решился сделаться самодвигом. Например, всё тот же достопримечательный Сергей Чепурнов. Он, понаплодив всяких червивых политических выходок, заявил, что отныне не принадлежит ни к какой партии, что он­-де сам по себе. И, дабы не доводить до невыносимости восприятия свою конфузную политфигуру, прикрылся лозунгом: «Время честных!»

Но пришло известие: Чепурнов из предвыборной гонки выбыл – Щёлковский городской суд снял  его с кандидатов за нарушения законодательства. И уже какой-­то шутник злорадно рассмеялся в Сети: «Время честных ещё не пришло!»

Как бы то ни было, но удаление Чепурнова с игрового политического поля – одушевляющая весть. Он изо всех, пожалуй, самая отталкивающая фигура, ибо не видит порубежья между правдой и ложью, смешал в своём уме понятия добра и зла и перестал чувствовать, ощущать токи земли, на которой, иссуетившись, политически свянул. Речь о чепушином Чепурнове-­политике оставляем. Ему теперь отсиживаться, чистить перья и хорошо бы задумчиво молчать. Он – потребитель и разносчик политической суеты – премного навредил нравственному сознанию щёлковского народа. В нём (в Чепурнове) – серьёзная ошибка нашей местной «Единой России». Далее следует сделать педагогические выводы, чтобы впредь партийный ряд не терял чаемой чистоты.

Об остальных­-прочих перебежчивых и говорить устал. Полагаю, всё о них сказано сполна в предыдущих выпусках «Впрямь». Пропустивших отсылаю к ним.

***

Вообще говоря, сильно надоедает обсуждать дураков, погоду и насморк. Но в нынешней-­то ситуёвине разве можно не сказать о владельце рынка в Щёлкове-­7 Владимире Павленко? Он вознамерился снять с предвыборной дистанции Григора Агекяна, одного из самых убедительных кандидатов в нынешнем общем списке. Павленке суд отказал: нет достаточных оснований. Но сам-то Павленко каков! Ему бы в своём шанхае-базаре элементарный порядок навести. Электрокабель, от которого запитан его шанхай, спрятать под землю, как предписывает инструкция, – а он его, пропустив через подвалы домов, годами держит в подвешенном состоянии и во время аварийных дней, связанных с прорывом воды, подвергает рабочих смертельной опасности. Я уже обращал внимание властей на это (см. «Впрямь» № 29/2019: «Совести соль». – Ред.). Нет бы Павленке спохватиться да начать убирать за собой хвосты, а он судебную тяжбу учинил. Да вот ещё ямы в асфальте у павленкина рынка. Я не упоминал о них, а теперь скажу: Павленко залил их… бетоном. И как после этого головотяпства дорожной машине среза́ть асфальтовый слой, чтобы можно было сделать ремонт покрытия? Ну и напомню, что в своей декларации о доходах рыночник-элдэпээровец Павленко указал… 37 тысяч ежемесячных рублей. Сидел бы соврамши – глядишь, не сорвал бы исчерпывающих характеристик. Но, очевидно, хотел большей известности. Что ж, пускай имеет её.

***

Ещё один элдэпээровец с глухой фамилией Большешапов вострится в депутаты. Он жил в нашем доме. Активничал. Собрал денег с жильцов на домофон. Четыре месяца проволокся в обещаниях – и съехал. Всё хочу я сказать мужикам: ребята, живите невыдуманно и просто. Не можешь установить домофон – не берись. А коли уж взялся, расстарайся! Да и делов-то при нынешних условиях на раз-два. Созвонился, вызвал мастеров, понаблюдал за ними, пока работают, проверил качество сделанного, расплатился – и, считай, молодец. Так нет же, Большешапову сирость искушений покоя не даёт. Думает, что сделает. На поверку же и пшика не получилось – испарился. А до этого Большешапов привозил какой-то земли в палисадники у дома и – поверите ли? – собирал по… тридцати рублей с квартиры, чтобы расходы вернуть.

Нет, что ни говорите, местная ЛДПР – ни о чём.

Зелёные, до кучи, тоже ни о чём: их никто не знает, не ведает.

***

У «Родины», партии бывшего единоросса Звягина, что ни персонаж, то подтеплённый, словно на спиртовке. Таков Попов, выпячивающий как аргумент лоб с единственной шишкой. Он – представитель бывших районных сумрачных властей, – казалось, отчалил от политики. Но нет, опять прочкнулся. А мы-­то, пережившие бесславное время Попова в руководителях, помним же все циклы трещин, которых он понаоставлял после себя и в хозяйстве, и в политике, и в нравственности.

***

Не хотел я в нынешней речи говорить о коммунистах, а приходится.

Вот в Щёлкове-­7 на встречу с жителями собрались кандидаты от КПРФ по первому избирательному округу. Там среди них некий тракторист, окончивший Высшую школу экономики и Университет управления при Президенте России. Любопытный персонаж.

Но куда более поражает Владимир Субботин 1983 года рождения, имеющий среднее образование и являющийся генеральным директором фирмы с неблагозвучным названием «Аква-блю». Так вот этот Субботин, будучи на встрече с жителями Щёлкова-­7, нагло кичился своей якобы молодостью. Он заявился в спортивном костюме и местную авторитетную активистку Раису Васильевну Кузнецову пять раз обрывал словами: «Успокойся, бабуля!» И тут же стал беспардонно утверждать, что такой-то из кандидатов раздаёт по пятисот рублей. Полагаю, это субботинское утверждение достойно судебного иска.

И всего-то раз Субботин светанулся, а стал виден как под рентгеном: насквозь. Ему уже, как говорят в народе, под сраку лет и скоро волосы заснежеют снизу, а он, будто шпана бестормозная: «Бабуля, успокойся!»

Что за сбор претендентов! То Чепурнов, то Павленко, теперь вот Субботин отворился. Говорит: «Эта власть ничего не сделала!» Врёт шельмец! Если уж эта власть не сделала, то кто сделал?

***

Ещё раз скажу: город Щёлково хорошеет на глазах. Об этом говорят и пишут даже участники Великой Отечественной войны – Пётр Константинович Византийский и Сергей Павлович Сергейчев, направившие послания по адресу кандидата в депутаты Григора Агекяна. Да неужели они – седовласые старцы – не знают жизни? А в ясном уме ни тому ни другому не откажешь. Поговорите-­ка с ними и убедитесь, что мысль чёткая, речь последовательная, выводы прямые. Впрочем, вот что конкретно пишут:

«У нас, фронтовиков, вызывает восхищение, как хорошеет город Щёлково. И в этом Ваш вклад огромен» (это слова Византийского); «Чувство гордости вызывают у меня жилые дома, красивейшая набережная Клязьмы, Пушкинский сквер…» (это прислал Сергейчев).

Так что нам, уважаемые щелковчане, надо перестать кипятить жёлчь и досаду. Щёлково находится в рассветной поре. И пусть ещё немало недостатков, но не видеть магистрального направления к народному благодеянию, взятого властью, – значит быть безнадёжно близоруким.

***

К слову хочу сказать. Звонит мне предвыборный штабист, спрашивает, как правильно: щёлковцы или щелковчане. И так и так, отвечаю, правильно. И поясняю: слово щёлковцы само по себе кажется неплохим. Мужчина – щёлковец. А женщина – щёлковка? Ах, нет, не нравится?

А слово щелковчане находится в классической языковой традиции: галичане, череповчане. От последнего не череповцы же. А женщина разве череповка?

Вот и я, когда в 2004 году создавал газету «Щелковчанка», думал об этом, исследовал. И объяснил, что в слове щелковчанка всё: и шёлк, и выщёлк (то есть модничанье), и завлекательная женственность (см. «Щелковчанку» № 1/2004. – Ред.).

Но, выяснилось, штаб отправил запрос в Институт русского языка имени В. В. Виноградова: как правильно – щёлковцы или щелковчане? И оттуда якобы ответили, что щелковчане – слово ненормированное.

Если такой ответ получен в действительности, то в очередной раз утверждаю: пришло новое поколение языковедов-­космополитов, глухих и к слову, и к смыслам, и к звукописи.

Опять обращаю внимание читателей, что Словарь грамматических вариантов русского языка (Российская академия наук, Институт русского языка им. В. В. Виноградова, 3­-е издание, 2007 год) на странице 398 даёт два варианта: щёлковец и щелковчанин. Так что неча тень на плетень наводить!

Теперь о благозвучии и неблагозвучии этих вариантов. В своё время газетные лепилы «Берегов Клязьмы» изгалялись: щелковчане – это щёлка в чане. И ухохатывались. А и не смешно. Ибо щёлковцы, коли следовать их нарочитому разбиванию, – это щёлковцы. Согласитесь, куда как зловеще выглядит.

Поэтому пишем и говорим щелковчане – и будет правильно. Но кто хочет, чтобы было щёлковцы, пусть его. А коли это она, то пускай будет щёлковка, ей идёт.

И в добавление. Щелковчане – это благозвучно, с чередованием звука [о] (Щёлково) на [эи] (щелковчане). Писать щёлковчане – ошибка. Ибо даже фонетика возражает: три глухих – [к], [ф] и [ч’]. Не выговоришь, чтобы звук не сошёл на нет. Так что, щелковчане дорогие, именуйтесь щелковчанами – и дай вам Бог не ставить жизнь на тормоза. А мне и моим товарищам – вашим газетчикам, служащим Щёлковью, – необходимо сказать народу главное. Мы главное должны сказать вам. И говорим.

А что́ за время сейчас, поэт Александр Щуплов спрашивает и тут же даёт ответы:

Прозрачные дни? – Не знаю.
           Туманные? – Не скажу.

Вот и я не знаю. После восьмого числа увидим, оценим действенность наших открытых мыслей и прямых слов.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
29 августа 2019.

Мы на карте