Непроглядь-­судьба Чкаловского некрополя

Главная \ Редакция \ Владимир ВЕЛЬМОЖИН \ Статьи Владимира ВЕЛЬМОЖИНА \ Непроглядь-­судьба Чкаловского некрополя
« Назад

Непроглядь-­судьба Чкаловского некрополя 01.06.2018 14:38

Моё нынешнее место – в газете «Впрямь». И уж коли явлена она мне третьим посылом (после «Щелковчанки» и «Открытой газеты») на одной и той же земле – в Щёлковье, – то не пристало мне лепиться ни к трескуче-лозунговым «патриотам», ни к жеманно-натянутым притворщикам, ни к простывшим сердцами, ни к тем, чьи политмысли всегда как руки по швам, ни уже тем более к скопищу обуянных подобострастным клиентизмом. У меня своя дорога. Я иду по ней. Но картины окрест меня наводят грусть и отчаяние.

Взору моему открывается всякая мерзость наша; обнажённое торжество естества, наполненное жирной пошлостью; осторожничанье и даже откровенная трусость; наушничанье; предательства; сговоры не только на неправом деле, но и нередко преступном. В иные минуты трепетный огонь гнева сжигает меня; и тогда чувствую я, как рождаются во мне новые гражданские силы. Я наполняюсь ими и продолжаю своё словесное ремесло. Герцен восклицал: «Если вам покой дороже свободной речи, молчите!» Мне – не дороже. Поэтому – говорю.

***

В непрестанном волненье находится душа моя от безобразий, творимых на воинском кладбище Чкаловского аэродрома вандалами Общественной организации ветеранов Вооружённых Сил Юрием Ресницким и Владимиром Рабеевым. Я так много писал об их кладбищенских негодяйствах, что нынче ограничусь только лишь перечнем.

Вот пример того, как под водительством Ресницкого срезались бульдозерным ножом могилы героев вместе с надгробиями. Итак, некрополь Чкаловского аэродрома, покоящий прах героев-авиаторов, подвергся безбожному, варварскому вторжению так называемых «реконструкторов». В результате был снесён забор; вырублена берёзовая роща (деревья распилены на чураки и увезены на дрова в гаражи); бульдозером срезаны вместе с надгробиями могилы героев; исторические надгробия с именами мёртвых брошены на свалке близ кладбища; могильные ряды выровнены по шнуровке – в результате в ряде мест тропочки пошли где по головам, где по ногам покойников; на могильные холмики положены (везде задом наперёд) новые плиты в виде чёрных гробов; надписи на новых надгробиях сплошь с ошибками; а кроме всего – сбилось-сколотилось кубло сторонников вандалов, они заручились поддержкой в высоких ветеранских организациях и с помощью судебной машины выиграли иск о защите чести и какого-то достоинства, отсудив у меня 150 тысяч рублей.

При этом чуть ли не все люди районного влияния остались в стороне. И вышло мне биться одному с организованной группировкой рвачей и выжиг.

Пока шла моя битва с ними, Ресницкий получил три Губернаторские премии «за сохранение могил»: в 2015-­м, 2016­-м и 2017 годах.

Однако всё же были, нашлись люди правды. Ирина Валентиновна Тяжлова из Чкаловского, фронтовики Пётр Константинович Византийский, Иван Матвеевич Краснов, Василий Николаевич Фроловский, Михаил Николаевич Моторин протянули мне руку помощи. Встал на защиту кладбища ряд ветеранских организаций. Но всё же этого было недостаточно.

***

И вдруг только что на мой редакторский стол лёг протокол № 2 заседания Координационного Совета ветеранских организаций при администрации Щёлковского муниципального района от 21 ноября 2017 года.

В нём сказано, что на заседании «присутствовали: председатель Совета А. Б. Гаврилов, его заместитель С. А. Сухомлинов, член Совета А. И. Дубенко и далее по списку».

На повестке дня было (цитирую) «рассмотрение коллективного обращения инициативной группы родственников погибших авиаторов, ветеранов и инвалидов войны, жителей посёлка Чкаловского “Об ужасающем состоянии Чкаловского мемориального кладбища в связи с так называемой реконструкцией”, а также по материалам ряда публикаций на эту тему в СМИ».

Под СМИ, безусловно, имеются в виду прежде всего мои публикации в газете «Впрямь».

В протоколе говорится:

«Заслушали А. Б. Гаврилова и всем составом Координационного Совета выехали на Чкаловское мемориальное кладбище. Там заслушали Ю. П. Ресницкого о проводимых работах на кладбище, посмотрели представленный проект, по которому предусматривалось только благоустройство территории кладбища, устройство тротуарных дорожек, мест для проведения траурных мероприятий, стоянки автотранспорта».

Далее в протоколе чёрным по белому перечислено всё, о чём я в течение пяти лет криком кричал народу с газетных страниц, дозывался совести людской.

Затем сказано:

«При проведении выездного совещания установлено:

1) срезаны бульдозером могильные памятники и ограды, которые в настоящее время сброшены в кучи;

2) разрыты и практически уничтожены пешеходные дорожки;

3) засыпаны землёй могилы погибших во время Великой Отечественной войны и при проведении испытательных полётов авиаторов;

4) спилены берёзы, количество которых подсчитать не представляется возможным из­за завалов бурелома;

5) вновь изготовленные надгробия хаотично свалены в кучу на открытом, неохраняемом месте;

6) порушенные надгробия разбросаны по всей территории кладбища, даже в лесном массиве;

7) произведённые на территории мемориальных захоронений действия – не работа по реставрации, а ВАРВАРСТВО и ВАНДАЛИЗМ! Мемориального кладбища НЕТ1)!;

8) земельный участок не огорожен, границ участка нет;

9) проектная документация утверждена не в соответствии с действующим законодательством Московским областным региональным отделением Общероссийской общественной организации ветеранов Вооружённых Сил РФ; общественные публичные слушания по реконструкции Чкаловского военно­мемориального кладбища Щёлковского муниципального района не проводились.

Сообщение о проведении общественных публичных слушаний по проведению реконструкции Чкаловского военно-мемориального комплекса в СМИ не опубликовывалось.

Проект реконструкции военно-мемориального кладбища не согласовывался с родственниками погибших авиаторов и жителями посёлка Чкаловский.

Совет ветеранов Чкаловского гарнизона самоустранился от решения проблемы военно-мемориального кладбища, не принял решительных мер к фактам вандализма и варварского отношения к памяти героев, погибших во имя нашей Родины, хотя был в курсе творящегося здесь без­образия.

Решили:

запросить у Ресницкого  Ю. П. всю имеющуюся разрешительную документацию, финансовую документацию – договора на изготовление надгробных плит, акты выполненных работ».

Протокол подписали: председатель Координационного Совета А. Б. Гаври­лов, заместитель председателя Ко­ординационного Совета С. А. Сухомлинов, секретарь Совета А. И. Дубенко, члены Совета Т. Ю. Малицкая, А. Н. Штоколов, П. Д. Щербаченко, В. И. Лесникова, М. К. Демиров.

Оставили протокол без своей подписи председатель Щёлковского районного Совета ветеранов А. Н. Волков, председатель щёлковского районного отделения «Боевого братства» А. П. Тананаев, сам главный кладбищенский разрушитель Ю. П. Ресницкий и его чкаловский сумконосец П. П. Тимофеев.

***

Долго – аж с ноября до мая – шла до меня эта бумага. Но дошла-таки. И принесла мне вздох облегченья. Всё же я не один, кто видит негодяйства и смеет прямо о них сказать.

Что касается Алексея Волкова, то от него приличий ждать не приходится. Он, не имея ни боевых, ни трудовых, ни общественных заслуг, как воссел на своё председательское место шельмовским путём в 2011 году, так бесславно и просидел все напрасные годы аферно созданного Совета.

Председатель (теперь уже бывший) Чкаловского Совета ветеранов полковник Владимир Жердев оказался человеком трусливым. Его пустопорожние обещания выступить против вандалов кончились пшиком.

Нынешний председатель Чкаловского Совета ветеранов – полковник Александр Шалыгин – ещё недавно возглавлял по недоразумению городское поселение Щёлково и оставил по себе память как финансовый умелец: он начислял себе, своим замам, бухгалтерше «за особые условия службы» по… пятисот процентов от оклада, – за что и был изгнан. Теперь – после общеизвестных денежных дел – возглавил чкаловских ветеранов. Я в своё время просил его сказать слово против вандалов – Ресницкого с Рабеевым, но Шалыгин отнекивался: «Ну как я против них выступлю? У меня с ними хорошие отношения».

Да, это тот самый Шалыгин, который на поминках моего друга фронтовика-фряновца Михаила Трофимовича Богатского третьим тостом сказал: «Покойник любил песни, поэтому я спою». И спел «На солнечной поляночке», от первого до последнего куплета не поперхнулся гнетущей тишиной.

Разве можно чего-либо подлинного ждать от Шалыгина? Он умеет приспосабливаться и втираться. Теперь втёрто сидит возглавляет Совет ветеранов в Чкаловском.

Меня в моей святой борьбе за мёртвых героев мог бы поддержать бывший замполит Чкаловского гарнизона полковник Сергей Засухин, ныне приспособчиво внедрившийся в районную администрацию. Да он не только трусоватый, но и, согласно характеристике, выданной ему начальником гарнизона генералом Беляевым, «склонен к предательству».

О самом Беляеве, тишком наблюдающем кладбищенское варварство, о его окружении моя речь впереди. Я долго готовил её. Полагаю, пришло время обнародовать.

Меня вообще волнует нравственное состояние ветеранской общественности Чкаловского. Кладбище героев стало тем лакмусом, по которому легко увиделось настоящее её содержание.

Впрочем, укоризн накопилось так много, что впроброс всех не выскажешь.

***

Проект памятника воинам-авиаторам, припасённый Ресницким с Рабеевым для Чкаловского некрополя. Памятник мытищинскому водопроводу Памятник, который Ресницкий с Рабеевым удумали поставить на тихом кладбище авиаторов, представляет из себя повтор композиции, посвящённой мытищинскому водопроводу. Три пружинящих трубы с вентилями вверху – в Мытищах. А в Чкаловском предполагаются такие же три трубы, но с самолётиками. Вопреки физике, без признаков искусства решили поставить. Во-первых, это рабеевско-ресницкое дурновкусие утверждать нельзя. А во-вторых, надо ли вообще на этом кладбище что-либо монументальное? Оно тем и стало примечательным в советские годы, что было словно бы напоено щемящей нежностью к любимым сынам Отчизны.

Ресницкий с Рабеевым, имеющие мышление грубого помола, разрушили тонкую атмосферу некрополя – и теперь на порушенном варварами кладбище, изъезженном большегрузными машинами, новые, по-немецки выстроенные надгробия, словно выплывшие из могил жилища мёртвых, нестерпимым укором всему щёлковскому народу, всем временно живым авиаторам, среди которых полковник Мовчан, не имеющий мужества уйти в отставку за предательство памяти павших.

Чтобы привлечь более широкое внимание к горькой правде Чкаловского некрополя, я представил свои публикации на Губернаторскую премию 2018 года. Означил свою многолетнюю борьбу под заголовком «Защита мёртвых от живых».

***

«Что же делать с этим кладбищем теперь, когда всё порушено? Есть ли пути исправления?» – спросит меня читатель.

Да, есть. Прежде всего следует снять чёрные ресницко-рабеевские надгробия и свести их в гранитную мастерскую – пусть послужат в качестве заготовок для новых памятников. Старые – исторические – надгробия, покоящие мёртвых с 1942 года, а ныне ссыпанные в овраг, собрать, отреставрировать и возвратить на законные места. Могилы воинов окантовать и обеспечить достойный подвига героев уход за ними. Надписи на могилах выверить в соответствии с архивными данными. Не забыть вдов, покоящихся вместе с героями. К прискорбию, точного расположения могил не восстановить: оно утрачено. Придётся смиряться с немецкой расчисленностью. Поставить забор по старому образцу – чтобы сохранить преемственность во времени. Посадить новую берёзовую рощу. И – главное – всем народом покаяться за совершённое святотатство, дабы впредь ни один стервец не мог покуситься на национальные святыни.

***

Судья в Московском областном суде спросил меня:

– Зачем вы написали «Припёрся Ресницкий»? Разве нельзя было сказать пришёл?

– Нет, ваша честь, нельзя было! Вы представьте, что могилу вашего деда вместе с надгробием – бульдозером… Сумеете вы сказать: «Пришли и срезали»? Полагаю, слово припёрлись будет в эти минуты самым мягким в вашем лексиконе.

Судья моим доводам не внял. Большая, что ни говорите, сила у рабеевской организации.

____________________
1) Выделения жирным шрифтом и повышения слов «варварство» и «вандализм» сделаны составителями протокола. Прим. В. Н. Вельможина.
Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
31 мая 2018.

 

P. S. Дорогие читатели! Понимая, что материалы «Впрямь» подчас носят резко обличительный характер, мы, газетчики, не считаем себя вправе припудривать правду. Но в связи с этим участились случаи изымания номеров еженедельника со стоек и даже из почтовых ящиков. Коллектив «Впрямь» просит вас делиться газетой с друзьями, соседями, знакомыми. И тогда наша гражданская сила не только окрепнет, но и умножится.