Лишняя спица

« Назад

Лишняя спица 08.12.2017 16:10

Неделя миновалась после моего выступления по Никулину*).

Брошенная в недоделках дорога к посёлку многодетных семей, что в деревне Аксиньино, запорошена снегом. Доломитовую крошку насыпали тонким слоем на голое основание, то есть без песчаной подложки. В весеннюю ростепель эту работу приведёт к нулю первый же большегрузный автомобиль, который доставит стройматериалы на чей­либо участок.

Никулин в качестве зама по строительству даже в этом малом вопросе оказался несостоятельным.

Но у него куда как более серьёзный спектр обязанностей. Например, озаботиться состоянием дел обманутых дольщиков.

Однако, как выяснилось на заседании Щёлковского районного Совета депутатов, прошедшем пятого декабря, Никулин в теме слаб: практически по любому пункту плывёт или же сообщает заведомую неправду.

Дольщики «Литвинова­сити» попросили депутатов ходатайствовать перед областью о признании их стройки проблемной. Никулин возражает:
«Я был в Пушкино. Там семь объектов. Все они внесены в проблемные. Но им это не помогает, только статус».

В действительности пушкинские дольщики так же, как и щёлковские, бьются за признание их строек проблемными, но тоже не могут добиться этого.

Почему возникают такие затыки? На Совете депутатов было сказано, что это портит районные показатели в губернаторской сводке.

Согласитесь, совсем нехорошо получается: граждане России, по несчастью прилепившиеся к Щёлковскому району (или к Пушкинскому), страдают, а чиновные беспокоятся о бумажной гладкости.

Никулин, наблюдавший не углубляясь весь разворот событий, происходивших с компанией мошенника Астапенки в Литвинове, и ничего не сделавший для предотвращения строительного краха, нынче поёт всё ту же баюкалку. Говорит:

«Мы просчитали экономику, но произошла небольшая коллизия: на второе ноября у нас этих дольщиков (в «Литвинове­сити». – В.В.) оказалось 1260».

Находит же слова: «Произошла небольшая коллизия»! Под коллизией он подразумевает не пойми откуда взявшиеся за месяц четыре сотни новых зарегистрированных договоров. Это при том, что администрацией якобы внесён запрет на их регистрацию в Регпалате аж с сентября.

Воли нет сказать по­мужски: «Мы облажались. Мы не способны. Мы выглядим по­дурацки. Надо предпринимать самые действенные меры».
И далее – выложить весь перечень этих мер.
Вместо этого звучит беспомощное: «Мы сейчас взяли паузу».

Да вы только и делали, что жили в паузе! Вся никулинская работа есть сплошная пауза. Он представления не имеет о синтезированном видении районных проблем, тем более связанных со строительством.

Депутат Арутюн Лобян сказал:

«Вы прекрасно знаете, чт€о такое Литвиново. Время сего­дня очень тяжёлое. Поэтому надо согласиться: пусть они (стройки. – В.В.) будут проблемными». Он напомнил: да, район помогал как­то дольщикам, но их было сто. Вовремя купировали. А тут – тысяча двести шестьдесят! Зачем столько накопили?

Что же делать? Инвестора на астапенковское сокрушилище не находится: один отказался, другой приужахнулся…

Никулин сообщает:
«Мы параллельно ведём переговоры с несколькими компаниями».
Год. Вопрос­то когда был поставлен? «Впрямь» криком искричалась: «Примите меры!» Никулину бы взять проблему в оборот – он отмалчивался. А теперь пугает невероятным числом: для решения астапенковского негодяйства требуется возвести 50 тысяч квадратных метров жилья. Это не пауза – это немая сцена.
Главе района необходимо сменить зама и назначить деятельного, быстрого разумом специалиста, который послужит делу, а не лицам.
Никулин ещё про наращивание до семнадцати этажей говорил. Это в Литвинове­то 17 этажей! Ни во времени, ни в пространстве ориентиров не видит. Областной министр строительства и его первый зам, якобы заинтересовавшиеся 17­этажками на селе, в ноябре освобождены от должности.
Ещё по­никулински получается, что выделят для застройщика, который согласится вытягивать астапенковскую гадь, компенсационный участок в Чкаловском. А ведь в результате, ни много ни мало, будет три тысячи новосёлов.
Надежда Суровцева, председатель Совета, резко возразила. Действительно, утяжелять и без того перегруженный Чкаловский нельзя. Мало воткнуть неожиданный дом – к нему потребуются инфраструктура и дороги.
«Какая у вас концепция?» – спрашивает его Суровцева именно об этом.
Концепции у Никулина нет. Он краснеет, и руки у него дрожат от волненья. Но продолжает говорить неправду:
«У нас до конца года будет посчитана экономика».
Что за речь! Мертвечина какая­то! Экономика – это хозяйство, его не считают, а оглядывают, оценивают. Считают деньги, технику, ещё что­то. Глупендяев можно посчитать. Да мало ли предметов! Но это к слову.
А в действительности ничего посчитать к концу года не выйдет. Потому что надо дожидаться заседания Арбитражного суда восьмого февраля, на котором и будет зафиксировано число дольщиков «Литвинова­сити».
Новый областной министр строительства Максим Фомин двадцать четвёртого ноября в присутствии дольщиков лично дал распоряжение Никулину снести бульдозером офис продаж на стройке в «Литвинове­сити» и поставить баннер «Продажи запрещены!».
Баннера нет. Офис стоит. Никита – в дремотном бодрствовании.
Много навредил своим бездействием и нерешительностью в литвиновском вопросе Никулин.
Я всё хочу спросить: он специалист по чему? Какую работу знает и умеет делать? И, полагаю, ответа не дождусь, потому что он ни к какому конкретному делу приставлен не был, а получил бразды правления по протекции отца и тестя.

***

Да вот ещё штришок, днями открывшийся.
Заинтересовался я, чт€о за дерзец построил двухэтажное здание в детском городке у автобусной остановки со стороны Центральной улицы. Кому дана такая вольность? Оказалось, фигурант – Никита Никулин. Это его обеспечение. Конечно, ему не о народе приходится думать – ему бы арендаторов залучить!

***

Всё, что связано в районной администрации с обязанностями Никулина, по моим наблюдениям, провалено.
Один только мандык с воронковской застройкой чего стоит! Старые дома горят. Новые тормозятся. Коренные жители выселяются на задворки: в РТС.
Предполагаю, что за Воронок идёт подспудный торг. Какой­нибудь прячущийся владелец земли обессилел и хочет перепродать её с наваром, а новый на такой разор не решается. Так ли, нет ли – не знаю. Разберусь.
Но пора уже весь разбор в строительстве вершить без Никулина. Он в административном колесе – лишняя спица. Это становится чересчур заметным.
Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
6 декабря 2017.

______________________________________

*) См. «Впрямь» № 44/2017: Владимир Вельможин, «Дремотное бодрствование».