Лишние

« Назад

Лишние 28.05.2018 18:02

Карикатура-2
 
Город Фрязино – восточный
Малый спутничек Москвы.
Может, в нём живёте прочно?
Может, в нём влюблялись вы?
 
Здесь зима, весна и лето,
Осень длится без конца.
Чья­то песня недопета,
Чья­то подлость без лица.
 
Кто-­то любит, кто-­то бедный,
А кому всё нипочём.
В целом тут народ невредный,
Подставляющий плечо,
 
Доверяющий открыто:
Дескать, действуй, молодец!
Шито­крыто, позабыто –
Молодец среди овец:
 
Попугайчиков – фамилья.
Крутит, вертит головой.
У него хохол и крылья –
В общем, вроде парень свой.
 
Ищет, видит, проверяет,
На хозяйстве зорко бдит.
Но себя не забывает –
Этим­то и знаменит.
 
Обещает, обещает –
Ничего не выполняет.
И улыбочка с лица
Не уходит молодца.
 
Прилетает к нам откуда
Это в ярких перьях чудо?
Из Москвы – наискосок –
Путь не близок, не далёк.
 
Попугайчиков, миляга,
Всем улыбки раздаёт –
И хмелеет, как от браги,
Доверяющий народ.
 
Только быстро хмель проходит:
Обещает­то он всем,
Но бездельем нас изводит,
Не работает совсем.
 
Вот уж у него квартирка.
Примагнитил. Голова!
В городском бюджете дырка
Миллиона в триста два
 
Или, может, даже больше –
Мне неведомо про то.
А народу только горше:
«Ну на что он нам? На что?!»
 
Попугайчиков в волненье
Встал уже на рубеже –
Правовое Управленье
Грубо хвать его за жэ.
 
И немедля сразу в клетку:
Под домашний под арест.
Он сидит, сосёт конфетку,
Обзирает всё окрест.
 
Дескать, как там мой Цапхаев,
Как там Хлоров, как Хорьков –
В муках он перебирает
Кабинетных кошельков:
 
«Да, Цапхаев… тоже в клетке –
Не в домашней, а в другой,
Шьют ему на робу метки…
Думай, думай, дорогой!..»
 
И придумал думу точно
Попугайчиков­глава:
«Продаю квартирку срочно –
Остальное трын­трава».
 
Даме поручил продажу:
«Постарайся, не прослабь –
Эту фрязинскую кражу
Больше некуда девать».
 
Дамочка затеребилась,
«Ты учти, Попошь, мой свет,
Я помочь тебе решилась,
Но доверенности нет».
 
Попугайчиков – с полшага:
«Как же быть? Зови скорей
Стряпчего!
Его бумага
Мне сейчас других нужней».
Под домашним под арестом
Стряпчего нельзя призвать:
Ты рискуешь сменой места.
Иль казённая стезя
 
Привлекает больше дому?
Поиграл с огнём пришлец –
И пошло всё по­другому.
Не бездумный ли игрец?
 
А во Фрязине тем сроком
Перегрызчивый Хорьков
Первым замом зорким оком,
Не терзаемый попрёком,
Рыщет новых вензельков:
 
Чтоб вились они тянуче,
Чем запутанней, тем лучше,
И чтоб хитрого следа
Не распутать никогда.
 
Там, где Фрязина культура,
Там хорьковская натура
Обозначилась сполна:
Восседала там жена.
 
Муж, жена – и оба замы.
Он начальник ей.
Она
Словно из антирекламы
Фрязину припасена.
 
Сам Хорьков – новосибирский,
Плотно к Фрязину подлип.
Будь хоть даже караибский,
Здесь у нас он как полип.
 
Попугайчиковых замов
Трудно в целом сосчитать.
Но не стану пополамов,
Говоря о них, искать.
 
Хлоров распускает слухи
(Он болтлив, как сто дурёх),
Верещит: «Отрежу ухи
Я вражине! Будет плох».
 
Что удумал: обратиться
С просьбой в криминальный мир!
Этак мыслить не годится:
Не удержишь балансир.
 
Никогда авторитеты
За чиновника не шли –
Ни валеты, ни пакеты
Хлорову не помогли.
 
Он понтарь дешевле прочих,
Аж неловко за него.
Разозлился что есть мочи,
А в запасе – ничего.
 
Он, трепливый шалунишка,
Полон вредной чепухи.
Ну и зам! Не зам – пустышка,
Пёрышко из­под стрехи.
 
Три фигуры, трое лишних.
Фрязину они внаклад:
Двоерылки из давнишних.
Кто же в этом виноват?
 
Кто поставил, кто приставил
Их ко Фрязину впритык?
Кто назначить их заставил,
Чтобы нам пришёл мандык?
 
Сколько терпим эту бездарь,
Эту двоечную шваль!
Где он, фрязинский наш цезарь?
На душе одна печаль.
 
Может, всё же, всё же, всё же
Повернётся время вспять –
И тогда я, ваш Вельможин,
Обещаюсь описать
 
Лёгким слогом, точным словом,
Как Твардовский научил,
На этапе этом новом
Пробужденье новых сил.
Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
21 мая 2018.
Фрязино.