Кто больше? Кто меньше? Кто за кем?

« Назад

Кто больше? Кто меньше? Кто за кем? 15.12.2018 17:42

К завершению года время, по моим наблюдениям, уплотняется. Народ спешит разведаться с делами, подгрести очёсы, уладить нестыковки, – дабы встретить новолетие и Рождество Христово хотя бы в относительном спокойствии.

Но в наши вседневные волнения вторгаются нежданные силы. В нынешний раз это происходит

в Лосино­-Петровском

Тиражом аж в десять тысяч экземпляров вломилась на территорию расширенного городского округа некая газета «Моя страна», к логотипу которой странно приставлен олимпийский мишка восьмидесятого года. Он одним своим doc01579520181212120653_001 безобъяснительным – ещё до чтения текстов – появлением вызывает вопрос: всё ли в порядке с мышлением делателей этой газеты? И уже при беглом знакомстве с заголовками убеждаешься: нет, не всё. Действительно, один только без указания автора подвал первой полосы, страшно названный «Анатомия оккупации» и перекинутый на всю вторую полосу, заставляет насторожиться. С этой опаской наесться газетного безыменно́го варева и читаю.

Бог мой, всё тот же злобный и фальшивый предвыборный трёп, призванный фаршмачить умы избирателей. Полтора десятка лет фиксирую я в нашем Щёлковье эту мутню, борюсь с нею всеми доступными мне средствами. И вот уже стало казаться, что времена мерзотных изданий типа «Щёлково-информ», «Щёлковская правда», «ФиК», «Берега Клязьмы», заселённых подлючими анонимами, канули. Но – я ошибся: выперла, словно из ниоткуда, «Моя страна» вместе с редактором, ушибленным уже в фамилии ошибкою, Александром Афонасьевым. Его издание, судя по краткому пояснению в выходных данных, кочует по стране от выборов к выборам. Так и сказано: «Газета граждан России и соотечественников независимо от места проживания». Редакции тот Афонасьев не имеет: в Москве у него абонентский ящик. И здесь же указано (внимание!), что «газета зарегестрирована в Министерстве Российской Федерации по делам печати».

С каждой страницы этого «зарегестрированного» грязнословья сползает сгущённая жижа компрометации единороссов; и её, этой пачкунской жижи, так много, что я подумал: а не попроситься ли мне в «Единую Россию»? Коли так исчерняют её, не значит ли это, что она соделала немало доброго?

Однако вернусь к «Анатомии оккупации». В ней даётся якобы расклад нынешних политических сил в Лосино-Петровском и присоединённых к нему городском поселении Свердловский и сельском поселении Анискинское.

Главным персонажем, в которого летят критические стрелы этой отвязной публикации, выставлен Олег Вершинин, до недавнего времени глава Анискинского поселения, а ныне первый заместитель главы городского округа. Вершинину посвящён коллаж, на котором он изображён в виде спрута. И даётся тягучий перечень якобы сомнительных поступков Олега Юрьевича. Но что ни пассаж, то либо скабрёзность, либо умственный вывих. Не перечисляя всех афонасьевских охулок, замечу, что он в своей газете жалкой даже в койку к Вершинину заполз: бессовестно понаперечислял «гарем» – весьма достойных женщин, отмеченных вдумчивой и яркой общественно полезной работой. А пропащий сочинитель, утаивший своё имя, бесчестит их. Да уж, верно, только по этому признаку возведения напраслины заслуживают они похвального слова.

Да и сам Вершинин, которого так забоялись злобствующие призраки из газеты «Моя страна», безусловно, достоин быть отмечен нами как толковый руководитель, способный продумывать свои действия на несколько ходов вперёд. Достаточно для авторитета Вершинина лишь одной сравнительной характеристики: сельское поселение Анискинское, которым он руководил, вошло в состав городского округа Лосино-Петровский с шестьюдесятью миллионами бюджетных рублей, в то время как гораздо более богатое городское поселение Свердловский, в котором политически загульно разгулялся господин Илюшкин, понасадивший в руководство своих клевретов, вошло в Лосино-Петровский лишь… с шестью миллионами.

Вот вам и Вершинин!

Но скверна публикации газеты «Моя страна» не только в вышеперечисленном, она – в восхвалении общеизвестной биокомбинатовской хаялки Галины Молчановой. Я, грешен, и сам в отдалённом времени, будучи редактором «Щелковчанки», поддержал её: напечатал её измышления и обиды – и только после этого, при новых встречах, уверился в её малохольности. Всё у Молчановой в голове будто наперекосяк: белое она видит чёрным, простое – запутанным, открытое – подозрительным. Она та ещё наветчица. Когда я отказал ей в следующей публикации (а хотела она целый десяток их), Молчанова тут же оттопырилась интернет­оценкой: «Вельможин продаётся на раз­два». Политически низкопробная – вот и весь её смысл? Никогда не поверю, что председатель Анискинского Совета депутатов сдержанная Нина Перекрест налетела на Молчанову с кулаками, как утверждает «Моя страна». Напротив, Молчанова могла напасть – это в её природе, которую неплохо бы подвергнуть хотя бы психолого­-педагогическому анализу, собрав тучу фактов её хламного поведения.

Короче говоря, афонасьевская «Моя страна» похлебала из мутного тазика Молчановой и изрыгнула на лосино­петровцев это хлёбово.

Вывод прост и очевиден: московским заезжим и их газете «Моя страна» доверять опасно. Они пытаются ввести печальный Лосино-­Петровский в новые кручины, из которых выбираться ему придётся не один год. Эта газета неприкрыто провокативная, низкодушная. Никто из варганящих её не выкажет вживую своего омохнатевшего рыльца, все они – теневые клопы. За ними стоят злобные бурбоны безбожия и разрушительства.

 

Во Фрязине

всё ещё длится безвременье. Только мы порадовались было злободневному заявлению временщика Александра Лобкова об отставке, как он устремился взад: я, говорит, не уйду, это, говорит, некоторые газеты поспешили растрезвонить весть о моём уходе. Под некоторыми газетами он, конечно же, имеет в виду мою «Впрямь».

Я же по-прежнему считаю: Лобкову оставаться во главе наукограда никак нельзя. До меня доходит информация, что он по три-четыре дня регулярно не является на работу, а возвращается пахнучим, с набухнувшим лицом.

Фрязино, гордящееся повышенным уровнем образованности своих жителей, сегодня имеет руководителя, не сумевшего за месяцы во власти войти в системное понимание проблем наукограда и его перспектив.

Город, как при недоброй памяти Сергееве, попустившем его разворовывание, погружается во мглу – и в буквальном, и в переносном смыслах.

Полагаю: Лобкову усидеть – Фрязину захиреть. «Если меня попросят, я останусь», – заявляет врио главы. Хочется вопросительно воскликнуть: «Да кто же тебя попросит?! Разве только Шибеный, Ударенный да Колупай с братом».

Ждём во Фрязине административной перемены. Гражданские чаяния наши просты: Лобков, уйди с глаз!

 

В Щёлкове

готовятся к объединению в городской округ. Глава района Алексей Валов весь в заботах. Я недавно звонил ему, сказал, что надо бы встретиться, обновить картинку отношений, а то, кажется, начала бледнеть.

«Владимир Николаич, – забаритонил во всегдашней живой манере Валов, – наши отношения писаны маслом. А такие картины сохраняются столетиями».

И встречи не случилось.

Но всё же во мне поселилось чувство тревоги, которым считаю правильным поделиться с Валовым.

В последние недели газету «Впрямь» со стойки в районной администрации изымают. Не исключаю, что совершается это по прямому вмешательству Никиты Никулина – валовского зама по строительству, безделье и враньё которого мы показали на своих страницах.*) К месту проинформировать: дорогу к посёлку многодеток, за которую я пенял Никулину, засыпали щебёнкой. Да двадцати метров не дошли. Никулин как всегда зажилил останний шажок.

Очевидно, следует напомнить не раз высказываемое мною наученье. Когда двухлетний малыш, выставляя попку наружу, прячет головушку под одеяло и кричит: «Ищи меня!» – это забавно. Ходишь по комнате, хлопаешь руками: «Да куда же этот пострел задевался?» «Вот он я!» – открывается счастливое дитячье лицо. «Ах ты, мать честная, баушка лесная!» – восклицаешь в ответ. И оба смеёмся, ухохатываемся. Миг счастья.

Но когда взрослый мужичина прячет голову под одеяло, выставляя наружу авторитетный афедрон, и предлагает: «Ищите меня!» – становится за него неловко.

Алексей Васильевич, газета «Впрямь» – это ваше и вашей администрации зеркало. Как отражает вас – такие вы и есть.

Дайте полковничью команду не трогать её на стойке. Каждому по экземпляру – и читай. Этого будет довольно, чтобы вразумиться. А то весь район знает про вас, а вы про себя – не знаете. Право, достойно короткого сатирического рассказа.

 

В Звёздном городке

заболотилось. От его администрации ни слуху ни духу. Сидят на своём пятачке, что-то порешивают. И подписчиков на «Впрямь» раз-два. С Нового года доставку туда остановлю. Варитесь без газетного контроля. Только почему не пошёл впрок городку опыт с нечистым на руку Щипановым и депутатским сбором, состоящим из ряда припылённых персонажей?

Я отлично понимаю, что Звёздный – это ответственно, но ведь на моих глазах про­изошло ослабление интеллектуального уровня городка. Он наполнился политическими интригами, раздраем, самовластьем. На передний план выступили люди шестнадцатого ряда и заруливают в никуда. Как хотите думайте обо мне, звёздногородцы, но я разочаровываюсь в вас: где подписка? Правда, ещё есть две недели.

 

В России

тем временем всё ещё тиражируются приступы нравственного одурения. Так, актриса Наталья Варлей, доселе любимая нами, прослабла совестью: обнародовала, как во время съёмок «Кавказской пленницы» режиссёр Леонид Гайдай приставал к ней. Как он вызвался её проводить да и зашёл к ней в гостиничный номер. Тут дверь отворилась – на пороге жена Гайдая, Нина Гребешкова. Взглянула на них – и молча удалилась. А Гайдай будто бы давай её – Варлейку-то – облапывать. Та его якобы вытолкала – и дверь на запор.

Тьфу! Какая гадость эта ваша история! Неперевариваемая. Отныне одурение Варлей не забудется нами. А покойному Гайдаю сраму нет. Вот только 88­-летнюю Нину Павловну – женщину подлинного приличия – жаль: эти терзания убавят её земных дней. Пошли, Господи, ей душевного спокойствия!

Государственная машина России, по нашим оценкам, стоит прочно. Раскачивать её не будем. Нельзя! В мирном мире ещё пожить бы всем нам, насладиться счастьем любви и дружбы, нечастыми застольями, умными беседами, вдумчивым чтением. И – главное – чтобы было нам отпущено сроков молиться светло и чисто о России, о Женщине, о детях, родных и друзьях.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
12 декабря 2018.

____________________________________

*) См. «Впрямь» № 27/2018: «Финита ля концепция»; № 33/2018: «Никита Никулин как отражение обманного времени»; № 34/2018: «Тупичок»; № 35/2018: «Казовый конец Никиты Никулина» и № 37/2018: «Замолчье Никиты Никулина».