Клён да ясень – плюнь да наземь

« Назад

Клён да ясень – плюнь да наземь 27.04.2019 14:48

Россия с поздравлениями медлит

На Украине президентом выбрали комика. Иного претендента не было. Пришлось всему народу предпочесть новое зло, ибо старое обрыдло. Избранный же успел задолго до своего президентства назвать жителей Донбасса словом мрази. Как станет выкручиваться из этой невоздержности языка, не знаю. Всё там в противостоянии. Раду следовало бы распустить, да предельный срок для роспуска упущен – придётся комику претерпевать жёсткое сопротивление. Первые слова после победы он произнёс на английском – это симптоматично. От переполненности волнением, когда сам себе позавидовал, выкликнулось на инглише. Он говорит неумело, ему привычнее заучивать чужие монологи. Много улыбается, при этом ничего смешного не наблюдаем и для улыбок нет поводов.

Француз Макрон и немка Меркель поздравили его, пообещали помогать. Америкосский обком тоже поздравил. Все они до того допомогались Украине, что сделали её, когда-то процветающую, беднее бедных.

Россия с поздравлениями медлит. Да и будут ли они? Наши политики не видят, кажется, больших отличий между комиком и конфетным воротилой.

К России поворота Украины пока не видится. В её слепой устремлённости в Европу и далее в НАТО таятся трагические последствия для русского мира.

Мглистая политическая атмосфера на Украине не рассеивается. Врастёт ли комик в костюм государственного деятеля, не знаю. Сейчас он в эйфории – завтра проснётся и ужаснётся. Что делать, с чего начать, где дорога правды, как стряхнуть с себя путы приспешников – всё насущные вопросы.

Наш патриарх поздравил его с избранием, выразил надежду, что гонения на каноническую Православную Церковь Украины прекратятся.

Что понаделали! Каких бед насовершали! Разломили Украину на непримиримые восток и запад. Раскололи православие. Во всём консультировались с зарубежными – своих умов недоставало. И теперь – сплошные противоречия. Как их разрешать, избранный президент не знает. Его отчалившую от России Украину штормит. Народ в нужде. Четверть его скитается по разным странам мира.

С приходом нового в виде комика наших скорбей по Украине не убывает. Но гаснуть надежде не позволяем. Бог-то есть! Управит.

Магомедов говорит: «Клевета!»

На прошедшей неделе позвонил мне директор Монинского Дома офицеров Руслан Магомедов – племянник генерала Тофика Султанова, обеспечившего ему протекцию. Возмущался посвящённым ему абзацем, в котором было сказано, что из 250 миллионов рублей, выделенных областью на ремонт Дома офицеров, около двухсот миллионов уже израсходованы, а крыша всё течёт. «Клевета!» – вскричал Магомедов. Я ему вопрос: «Крыша-то течёт?» «Да, течёт, но это клевета!» – настаивал он. Я ему: «В чём клевета-то?» Он в ответ: «Клевета! Клевета! Клевета!» И я понял, что Магомедов по-русски говорит с трудом. Как заладил одно и то же, не понимая его значения, так и не отстаёт.

И вот у меня вопросы: откуда в Монине взялся этот Магомедов? Что за учебное заведение кончил? Где работал до этого? На основании каких заслуг, успехов назначен директором Дома офицеров?

Я продолжаю свою журналистскую работу и надеюсь подробно светануть этого монинского повторяшку. Пока же есть более тревожащие темы.

Сплошные «нужно»

В Щёлковском городском парке культуры и отдыха прошёл митинг против реконструкции улицы Пушкина. Я присутствовал и был раздосадован крикливой однобокостью выступавших. Так называемая инициативная группа во главе с Иваном Чернявским чего только не понасплетала! Но в основном всё свела к деревьям. При этом Чернявский радостно заявил:

«Я очень рад, что сегодня на нашем митинге присутствуют представители администрации, потому что это вселяет надежду, что нас будут слышать, потому что с предыдущей администрацией у нас не очень сложилось».

IMG_6213 Захотелось мне понять, почему не очень сложилось. И по мере однотипных выступлений, заранее оговорённых организаторами, стало ясно: всё это площадной гомон любителей покричать.

Сам Чернявский, к огорчению, не понимает, где находится и о чём говорит. Его задача – сгущать краски, ничего более.

«Я очень рад, – повторил он, – что ровно на этой лавочке шестнадцатого августа прошлого года 70 человек пришли, чтобы донести свою позицию о благоустройстве этого парка».

И пошёл присбирывать:

«Прямо непосредственно перед этим были спилены все ели перед памятником Пушкина».

Во-первых, всех елей было только три. Архитектор обновлённого Пушкинского сквера Александра Петренко ещё в прошлом году выразила сожаление об их утрате. Но причина сре́зать их имелась: одна ель была наклонённая, а две другие в асимметрии – по­этому вписать их в композицию не удалось. А во-вторых, стояли они не перед памятником Пушкину, а сбоку и сзади. Но, кроме этих трёх елей, были срублены кривые, будто возросшие в аномальной зоне, американские клёны – и сквер обрёл дыхание. Он, окантованный старыми липами, словно бы зажил новой жизнью. Губастый фонтан, нелепо воткнутый посреди улицы, был демонтирован; и водяные струи пустили прямо из-под земли. То есть в Щёлкове, безусловно, стало красивее, современнее.

Чернявский же продолжал нагнетать:

«Перед этим проведено благоустройство улицы Парковой, где исчезли две трети деревьев, а вся трава была замещена плиткой».

P1090891 Да полноте! Те две трети деревьев были не что иное, как выросшие самосевом остатки давних, лет тридцать назад вырубленных зелёных насаждений. Их следовало убрать, окультурить улицу. Это и выполнили, сделав её пешеходной. Сплошной комфорт, а не улица! Хочешь гуляй, а хочешь сиди отдыхай.

Чернявскому бы обратить внимание общественности на четыре ели, засыхающие в начале Парковой улицы. Их, полагаю, можно сохранить: провести лечебный комплекс, огородить – и красота продолжится. То же самое и с елями у здания администрации: они тоже в сухих лапах, которые словно бы некому обрезать.

А одна из выступавших прокричала: «Бабушки! Вы хотите отдыхать на этих скамейках?!»

Бабушки не ответили.

Далее Чернявский перешёл к улице Пушкина.

«Это наша гордость и краса, – сказал он, – ворота, это улица, которая весной утопает в цветах яблонь и вишен, летом цветут липы. Человек, который приезжает из пыльной Москвы, может пройти от станции Воронок до моста, отдыхая и вдыхая аромат лип».

Чернявский-то, путающий станцию с платформой, – в экзальтации. Он не понимает, что улица Пушкина – это никакая не гордость и не краса Щёлкова. Это старые, отживающие свой век декоративные яблони, когда-то – в шестидесятые годы – пышно расцветавшие в майские дни. Настало время их замены. Никакого яблонного цвета ныне там практически не бывает. А вишенника на Пушкина и вовсе нет. Он когда-то был в начале улицы – от платформы до перекрёстка, – а теперь о нём и не помнит никто. И лип на Пушкина, аромат которых, отдыхая и вдыхая, можно было бы обонять, тоже нет.

А что есть? Бессчётное количество столбушков, на заглушки которых не хватило денег, – и теперь они, каждый из них, представляют из себя рассадник заразы, наполненный окурками и протухлой водой.

А Чернявский токует:

«Что там планируется? Фактически это означает, что половина лип на улице Пушкина будут вырублена».

Нет там, повторяю, никаких лип. А если и растут одна-две обочь дороги, то потеря невелика. Я специально пошёл взглянуть на проект. Открылась выразительная красота, рядом с которой нынешнее состояние улицы – земля и небо.

«У нас большая беда, – обостряет Чернявский, – погибли все ясени». Имеет в виду американские клёны, замусорившие городское пространство. Их бы повсюдно вырубить – и было бы хорошо. Не только большой беды нет – никакой нет. Американский клён – сорняк среди городских деревьев. Чернявский же знай своё: «нужно добавить», «нужно поставить», «нужны ли торговые площадки», «нужна ли реконструкция», «не нужно, чтобы был базар»…

Поэт Евтушенко однажды заметил, что в слове «нужно» он слышит «нужник».

«Пописать хочете?»

Вот выступление воронковской жительницы Светланы Левиной, одной из организованных Чернявским участниц митинга:

«Рады некоторые товарищи, что вырубили 1 690 деревьев и сказали: хорошо! Я это слышала, врать не буду, вы меня все знаете, знаете моего Лакки, что я тут постоянно гуляю в этом парке, я постоянно гуляю на Парковой с внуками. Вы меня все видите. Вы знаете, что я никогда не говорила, что у нас есть свои, чужие, какие-то другие дети. Нет, с Марса нам ещё ни одного не заслали. Начнём с того, как учила меня учительница, разбирать слова по слогам: улица Парковая – корень слова “парк”. Так зачем будем переименовывать её в Плиточную? Бабушки, вам приятно сидеть на солнцепёке? Да, погреть спину десять минут и уйти в тень. Витамин “Д” бесплатный получаете. Спасибо нашей бывшей администрации! Спасибо за ёлки! Зато какую искусственную мы ставим! А свои живые срубили. Зачем их наряжать? Дети наши чему радуются? Химическим продуктам, искусственным ёлкам. <…> Подождите, а зачем тогда построили Перинатальный центр? Вы думали, что мы туда будем ходить на экскурсию в гости, смотреть. Нет! Бабы туда пойдут рожать детей. А детей надо учить. А если не хотим учить, то кого вырастим? Холопов. Давайте растить холопов. Тогда не спорьте, молодёжь! О чём мы спорим? Вы хотите, чтобы ваши дети выходили и у каждой машины нюхали выхлопные газы? Ну давайте так жить. <…> Прейду плавно к детям. Я согласна, что можно запинать их туда ногами, заколотить досками и, чтобы в окна не вываливались, когда уплотнять будут, сделать решётки. Всё можно сделать. Но давайте относиться ра­зумно. С Марса нет ни одного. Все наши. Давайте, положа руку на сердце, скажем, что в седьмую школу суём детей только IMG_6219 из-за того, что это лицей. Щёлково-7 присутствует здесь у меня? Нет. И родители с детьми тоже не пришли даже проголосовать за эту обыкновенно-необыкновенную школу на месте помойки? Если мы сейчас все вместе с администрацией прогуляемся от площади Ленина до спасалки, до конца парка, мы не найдём даже, где остановиться и пописать. В бывшем туалете на площади Ленина интим-магазин. Он кому необходим? Администрации или кому? Бабушки, он вам нужен? А в туалет хотите? Пописать хочете? Давайте культурно себя вести. Я хожу с собакой, не дам себе соврать, собираю. Господа родители, а почему вы за детьми никогда не соберёте? Почему вы их ко мне под окно ведёте? У вас такие крутые лимузины, везите их с собою. Вот оно что. Мы все умеем только культурно говорить, словесные менуэты друг другу в ушки лить. Давайте правду в глазки. <…>

Для себя всё делаем, господа! Мы не любим себя, мы не уважаем себя. <…>

Я не зря сказала, что вы меня все знаете, знаете все моего Лакки. Говорили про первые этажи, которые вырубаются под кафешки. А мы на какое-то время отстояли: мы не дали вырубать у себя. Приходите! Мы всем говорим: мы вас научим, как это делать, куда идти, что писать и что говорить».

Галдень

И после этого потока слов Кристина Капелюш, отрекомендовавшаяся как представительница экологического движения «Защитим Клязьму», словно в насмешку, вопросила:

«Где взаимодействие? Администрация, я очень прошу: давайте вместе работать!»

Много и муторно говорили о строительстве новой школы на 275 учеников, планируемом на месте так называемого Пионерского парка. И в умах обнаружился полный раздрай. Главное возражение – «Оставьте Пионерский парк! Там дети гуляют».

А что он из себя представляет? Квадратно-гнездовые посадки 60-летней давности, и в них вечный неубор. Никаких детей там отродясь не видано. А школа на речном берегу встала бы уместно. И нечего на её малую вместимость ссылаться. Построили же четвёртую школу на 288 мест – и ничего, работает, хотя и бесславно. И, к месту заметить, всем полезно бы иметь в виду, что в малой школе учиться теплее, уютнее. Так что построить новую школу на правобережье Клязьмы – это хорошо. И парк рядом: то-то будет возможностей для уроков физкультуры на лыжах!

Всё усиливали число якобы вырубленных деревьев на набережной вдоль улицы Шмидта: от 600 до 1 690. В действительности же вырубили около полусотни – остальные мелкий подрост, о нём и речь вести не стоит. Но шумят, сугубят. А мы-то знаем, что там были авгиевы конюшни. То бардачелло, сокрытое кустарниками, разве сотрёшь из памяти? А нынче там Европа. Дамы с кавалерами прогуливаются. Ребятня играет. Матери не нарадуются.

В общем, весь этот митинговый грай, вся бездумная галдень, разожжённая экзальтированным Чернявским при поддержке депутата-коммуниста Сергея Варгузова, оказалась пшиком. Они не подготовились.

И пусть бы гомонили. Так нет, дошли до полубезумных выкликов. Тот же Чернявский возговорил:

«У нас в самом центре города имеется уродливое насилие над архитектурным ансамблем – “Дом на набережной”, который уже пять лет не движется, рядом с которым воткнута старая котельная. Вопрос
со сносом этого дома, насколько мне известно, рассматривался на областном уровне. Если мы хотим хорошего для своих детей, давайте бороться, чтобы на этом месте в центре города была построена настоящая большая школа на тысячу человек с досуговым центром. Детский сад там и так планировался».

Главный вопрос, которым следует руководствоваться каждому человеку, – «Где я нахожусь?». Так вот Чернявский вообще не понимает, где он находится, о чём качает всеобщее оранье.

«Дом на набережной» – это красивейшее здание Подмосковья, составляющее вместе с отелем «Аструм», Щёлковским районным рынком и Серафимо-Саровской церковью единый архитектурный ансамбль, задуманный и решённый талантливейшими архитекторами. Никакого другого архитектурного ансамбля в нашем грязненьком Щёлкове не было и нет. Так что и насилия, тем более уродливого, быть не может. Снести это здание есть не что иное, как сумасшествие, варварство.

А что касается старой котельной, то Чернявский и в этом невпопад. Котельная-то новая-преновая. В ней на два миллиона долларов современнейшего оборудования. Пустить её в работу – дело ума и сноровки.

Короче говоря, весь организаторский запал отца двоих детей Ивана Чернявского уходит в свисток. Он не понимает сути вопросов, которые выносит на митинг.

Поручил Никите

А исполняющий обязанности главы городского округа Щёлково Сергей Горелов добавляет:

P1090893 «Я своему заместителю по строительству Никите Александровичу Никулину поручил, что надо создать рабочую группу и включить туда представителей, но, чтобы вы понимали, не всех, кто входит в ваш совет, а представителей. Включить и приглашать на обсуждение».

Нет большей безнадёги, нежели поручать проблемное дело Никите. Он его усугубит: простое сделает сложным, сложное – неразрешимым, напряжение переведёт в гнев. Так что устремляемся вперёд – за новым опытом никулинского административного бессилия.

Варгузов взялся пособлять

Он заявился на митинг, словно вернувшись из глухой тайги, где пробыл месяц без мыла и воды: обволохатевший, с давно немытой головой, в стоптанных башмаках, но с красной повязкой на рукаве. И пустился в ту же околёсицу:

IMG_6226 «Дом на набережной» – это просто позор для нашего города! Даже люди без архитектурного образования понимают, что нельзя такие дома строить в центре города».

И поехал, и понёс собирать всё, о чём помнит: это не так и то не эдак. Но мы-то в своё время несколько лет наблюдали Варгузова в качестве председателя Совета депутатов Щёлковского района. Он и слова в тот период не насмеливался сказать. Был мирным и покладистым. А тут вдруг соображение имеет. Однажды он уже высказался, что на пьедестал, предназначенный для скульптурной фигуры святого безвинно убиенного царственного отрока Алексия, водрузить статую какого-то мифического основателя Щёлкова. В этом весь Варгузов.

Гвалт будет и впредь

Чего я хочу? Умных речей. Неторопких рассуждений. Думанья. А создаётся впечатление, что большинство думать забыло. Словно попугаи заладили твердить на митинге одно и то же, заранее обговорённое. Будто органчики. Приправленные словесным сушняком типа «изменение функционала улицы», «компенсационные высадки деревьев», «невнятные картинки визуализации» и усугублённые нелепицами типа «текущая младшая школа», «претензии к улице Пушкина» и прочими, – все эти шумливые речи ведут к глухому в делах и в умах застою.

Алексей Валов улучшил Щёлково – ему за это пеняют. Теперь заступил Горелов – тоже получит сплошные укоризны.

Что же делать? Выполнять свои обязанности. А гвалт – он будет ещё и ещё: свою голову каждому не приставишь. Кровь-то хочется погорячить – вот и митинг.

Принять позиции Чернявского пока нельзя: он не имеет логической крепости, его темперамент впереди слов. И к Варгузову отнесёмся более скептично: в его мыслях обнаруживается лёгкость необыкновенная, смешанная с брюзжанием. А об остальных и речи нет: они – кричальная массовка.

Есть и радости

IMG_3372  Вышла книга сказок великого поэта современности моего друга Тимура Зульфикарова. Надеюсь приобрести и насладиться.

Сегодня позвонил наш известный краевед Георгий Васильевич Ровенский: надо, говорит, встретиться. И сразу же приехал.

«У меня к вам предложение, – сказал Ровенский. – Начните в газете подготовку к 500-летию Щёлкова, которое будет в двадцать первом году. Ваша “Впрямь” ни с кем не соревнуется: она тяжеловес. Поэтому вам и карты в руки. Надо же заранее начинать. Знаете, люди делятся на две группы: на живых и мёртвых. И среди мёртвых немало тех, которые успешно притворяются живыми. Поэтому на вас вся надежда».

Что ж, точкой отсчёта пусть станет этот выпуск «Впрямь». Я предложил Ровенскому отметить великую дату 500-летия Щёлкова 29 января 2021 года: в день пятилетия газеты «Впрямь».

На том порешили.

А сейчас приближается Пасха. Душа обновится восторгом воскресения Христова. Ждём Праздника праздников.

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
24 апреля 2019.
Великая среда.