Картина торжествующего зла

« Назад

Картина торжествующего зла 25.05.2018 20:58

С двенадцатого года, то есть уже семь лет, я бьюсь за святой покой мёртвых на этом кладбище. Кричу, объясняю, повторяю, растолковываю, опять кричу – ничто на помогает. Тихое кладбище в берёзах, словно в белых свечах, с 2014 года подвергается варварской переделке, неприкрытым негодяйствам, откровенному поруганию; и при этом ни ветераны, ни общество, ни власть, ни правоохранительные органы не предпринимают не то что жёстких – никаких действенных мер отстранения вандальной группировки от священного места упокоения героев, жизнь IMG_2565положивших во славу русской авиации.

Под эгидой московского областного отделения Общероссийской общественной организации ветеранов Вооружённых Сил (руководитель Владимир Рабеев) вершится кладбищенское злодейство, прикрываемое лозунгистикой о патриотизме. Исполнитель этого – житель Чкаловского посёлка полковник в отставке Юрий Ресницкий, получивший в 2017 году уже третью Губернаторскую премию с формулировкой «за сохранение могил».

***

Приспособчивый полковник в отставке Сергей Засухин, ныне юрко обретающийся в щёлковской районной администрации, говорит: «Ну как мы выступим против Ресницкого? Ведь он же три Губернаторские премии получил! Что же выйдет: мы укажем губернатору на ошибки?»

И все – молчок. Давай, Ресницкий, доделывай скорее, прикрывай свои грехи, чтобы ни приметы, ни следа.

***

Состоянием дел на аэродромном кладбище обеспокоилась жительница Чкаловского Ирина Тяжлова, дочь командира экипажа, разбившегося в 1966 году и похороненного там. Пришла она в районную администрацию на заседание координационного совета, доложила: так и так. Ей посочувствовали. Она и в другой раз явилась. И получила от ворот поворот. Ответственный за работу с общественными организациями в районе Олег Морковский грубо погнал её. Под локоток выводили. Засухин услужничал. Ну не хамство ли?

Председатель Щёлковского городского Совета ветеранов Пётр Щербаченко, видя это безобразие, возмутился – и в ответ тоже получил оскорбительные реплики. В результате Пётр Дмитриевич был госпитализирован в предынфаркт­ном состоянии.

Нет, нелегко это – отстаивать покой мёртвых!

***

Итак, Девятого мая – после всех торжеств – я пришёл на кладбище навестить дорогих сердцу авиаторов, за которых сражаюсь. И что же увидел?

Всё так же разбросаны среди мусора исторические надгробия, которые Ресницкий и его сподручные (типа отставного офицера Олега Ковальчука) не вывезли в овраг. На одном из них табличка: «Старший техник­лейтенант Агафонов Иван Дмитриевич, 6­-1907 – 12-­1945».

Положен новый ряд надгробий – тот, который был из металлических пирамид. Пирамиды оставлены тут же. Керамические портреты выбиты из них и осколками разбросаны по земле.Керамические могильные портреты авиаторов разбиты "реконструкторами".
Надписи со старых памятников в этом ряду – после моего многократного научения – перенесены без ошибок.

Выровнены по шнуровке – на немецкий манер – могилки другого ряда, того самого, в котором разницу между скорбными холмиками замеряли мы в шестнадцатом году вместе с ныне покойным правозащитником Валерием Габисовым: она составляла полметра. Теперь на них в прямой расчисленности лежат бетонные основания.

IMG_2552-копия IMG_2546 IMG_2541-копия
Полковник Живописцев 1912 года рождения у Ресницкого стал с 1911-го,  а его жена Наталия стала Натальей.  Год её рождения 1921-й сменён на 1920, а числа её рождения и смерти вовсе отсутствуют.
Борт-техник Агафонов, чьё историческое - поруганное вандалами - надгробие пятый год валяется на свалке близ кладбища, обижен ещё Ресницким по отношению к вдове его: его Евдокия Ефимовна, по Ресницкому стала Димтриевной, а год её рождения        1909-й - сменён на 1900-й.
 
У младшего техника-лейтенанта Белоусова Ресницкий потерял числа рождения и смерти, а жену воина Марию даже не сочли нужным упомянуть.

При входе в некрополь положено задом наперёд (как и на всех могилах) новое надгробие. Старое валяется здесь же. Разбираю надпись на старом: Паузер Иван Христофорович, 26.11.1894 – 21.07.1948. А на новом он родился, оказывается, 25.11.1894, а умер 02.07.1948. Читаю далее: на старом – Паузер Наталия Михайловна, 04.09.1896 – 10.02.1959; на новом она уже не Наталия, а Наталья и чисел рождения и смерти нет у неё – только годы.

***

Белоствольная берёзовая роща давно срезана, стволы распилены на чураки и увезены не к добру помянутым О. Ковальчуком в гаражи – на дрова.

Забор, как пять лет назад сломали его, так и отсутствует.

Надписи на новых надгробиях, положенных задом наперёд, там, где можно их посравнить со старыми, перепутаны везде.

Например, подполковник Живописцев Алексей Алексеевич родился 30 мая 1912 года – об этом говорит старый памятник на его могиле, а на новом – от Ресницкого с Рабеевым – надгробии этот же самый Живописцев родился 20 мая 1911 года. Жена его Наталия Александровна, родившаяся 27 июля 1921 года, а скончавшаяся 20 октября 1990 года, превратилась с попущения Ресницкого в Наталью, утратила числа рождения и смерти, а год рождения сменила на 1920­й.

Младший техник-лейтенант Белоусов Евгений Фёдорович, согласно старому памятнику, родился 4 февраля 1914 года, а ушёл из жизни 13 ноября 1944-­ го. На новом – от Ресницкого с Рабеевым – надгробии чи́сла рождения и смерти Белоусова не указаны – только годы. А его жена Белоусова Мария Михайловна, родившаяся 1 августа 1913 года и скончавшаяся 27 мая 2003 года, о чём свидетельствует старое надгробие, на новом – от Ресницкого с Рабеевым – вовсе отсутствует.

Жена младшего техника-лейтенанта Агафонова Ивана Дмитриевича – Евдокия Ефимовна на надгробии от Ресницкого с Рабеевым поименована Дмитриевной, а 1909 год её рождения стал 1900-­м.

Исправлений не предвидится.

Могила Героя Советского Союза Степана Ридного в сиротском небрежении. Могила Героя Советского Союза Петра Долгова заросла снытью. А день-то какой: Девятое мая!

***

В это время в Щёлковском городском парке культуры и отдыха в приречной кафушке пировали приглашённые районной администрацией ветераны. Среди них суетливец Дмитрий Андрющенко, вызвавшийся однажды выступить в защиту Чкаловского кладбища, но, подумав наискосок, игриво заёрзал мыслями в бесполезном «Времени» и – вы не поверите! – оправдал Ресницкого: всё-таки он хоть что-то делает.

Слушайте, ведь это не что иное, как диверсионная доброта и подрывное благородство.

Ах лучше бы Ресницкий с Рабеевым и с Ренем (есть ещё и такой в их компании) за километр обходили геройский некрополь!

Чтобы в речи Андрющенко докопаться до правды, надо с его языка три чулка снять. А он, мизерабль, подходит и протягивает свою граблю для пожатия.

Меж пирующих был и чкаловский сумконосец Ресницкого Павел Тимофеев. Смотрел на меня, лыбил рот, будто зубы чистил.

Конечно, удобно жить по пословице «Молчание прочней – живёшь вечне́й». Да толку ли в такой жизни?

***

Надгробия, припасённые к установке, лежат на свалке. 9 мая 2018 года.Опять воцарилось на Руси ужасно-ничтожное время. На изъезженном большегрузами кладбище авиаторов потрясающие картины торжествующего зла. Это зло настолько сильно, что, по моему ощущению, способно подорвать политический состав всего государства.

Днями моя бывшая ученица заявила мне, что нынче правят двоечники. Нет, ответил я, они до тех пор в силе, пока мы, отличники, их не прикоротим. Но всё же, наблюдая сегодняшнюю беспросветную картину творимого повсюду беспределья, начинаю думать по-герценовски: в России пасутся стада нравственных недоносков, устраивающие оргии бешеного патриотизма.

Когда же глаз и мерило чувства сделают своё дело? Когда же наступит перевес разумной мысли? Ведь «это же не люди, а дихлофос какой-то!» – восклицал писатель-фронтовик Виктор Астафьев.

***

Вот оно, брошенное вандалами историческое надгробие с именем Агофонова Ивана Дмитриевича. 9 мая 2018 года.А поутру нынешнего же 9 Мая командир Чкаловского аэродрома – того самого, на закрайке которого находится изуродованное варварами кладбище, – полковник Мовчан выступал с митинговой речугой у Вечного огня в Щёлкове. Бодренький, сытый полковник составил речь из правильных слов, прикрывавших отсутствие его офицерского мужества встать на защиту дорогих народу могил. Молчавшего весь срок своего командования Мовчана срочно в отставку – с формулировкой «за предательство святой памяти»!

***

Пока я с изболелым сердцем всё это переживал, позвонил мне полковник в отставке Анатолий Штоколов и сказал:

«Когда я служил в Германии, то однажды приехал в Трептов-парк, где отданы почести тем, кто погиб в Великой Отечественной войне, громя фашистов в их логове. Почтенные немцы до сих пор ухаживают за могилами наших воинов, а Трептов-парк является олицетворением уважения к планетарному подвигу наших солдат.

А в Щёлкове мы Иваны, не помнящие родства. Тем, кто ковал Победу, не можем оформить мемориал. Хотя бы 9 Мая юнармейцев на кладбище в Чкаловском привести, дабы напомнить молодым людям, чт€о свершили их деды и прадеды.

Десятого мая я в очередной раз побывал на кладбище нашего аэродрома и скажу вам, что у меня в очередной раз стало очень грустное настроение. Неухоженность налицо. Видна повсюду. Мне как офицеру было паскудно всё это видеть. Воины достойны величайшего уважения; они отдали жизнь, чтобы мы счастливо жили, а с ними поступают не по совести.

Ещё надо отдельно подчерк­н­уть, что по-прежнему стоит в стороне от этого дела огромная армия ветеранов Чкаловского гарнизона. Ну как же так? Некрополь героев – их главная святыня. Если бы эта огромная армия в пять с половиной тысяч человек пришла, то кладбище стало бы зеркалом Чкаловского гарнизона. Так должно быть. Но, к сожалению, Совет ветеранов Чкаловского гарнизона относится к мёртвым героям без уважения.

Там, на кладбище, вообще мрак! Это отдельная тема, требующая работы Генеральной прокуратуры».

Владимир ВЕЛЬМОЖИН.
24 мая 2018.