Алексей ВАЛОВ: «Надо, чтобы вся администрация составилась из местных. У меня такой план»

Главная \ Редакция \ Владимир ВЕЛЬМОЖИН \ Статьи Владимира ВЕЛЬМОЖИНА \ Алексей ВАЛОВ: «Надо, чтобы вся администрация составилась из местных. У меня такой план»
« Назад

Алексей ВАЛОВ: «Надо, чтобы вся администрация составилась из местных. У меня такой план» 01.02.2019 18:33

Алексей Валов. По языку с вами, Владимир Николаич, спорить больше не буду. А то раз проиграл, второй…

Владимир Вельможин. Да и какой смысл? У моих учеников, Алексей Васильич, была поговорка: «Вельможин сказал – ученик повторил».

А. В. Что ж, начнём. О чём хотите спросить?

В. В. Вопросов несколько.

А. В. Надеюсь, не самые конфликтные.

В. В. У «Впрямь» нет выбора, потому что Валов уже есть; и мы либо должны признавать его, либо входить во враждование.

А. В. У меня нет врагов, уважаемый Владимир Николаич. И никогда врагов не будет.

В. В. Оттого что умеете сглаживать?

IMG_4632_ А. В. Не только. Потому что я всех людей считаю людьми. Может быть, они ко мне подчас и настроены негативно, но они – наши. Они со мной на одной стороне, на одной земле, под одним небом, под всеми нашими опасностями.

В. В. Спрошу о Григоре Агекяне. Вам не кажется, что он тяжеловат в диалогах?

А. В. Он лучший из предпринимательского сообщества. У нас три лучших: это Агекян, Салис Добаевич Каракотов и Ларин*). Они вкладывают в работу душу.

В. В. Но как же примениться к Агекяну-то?

А. В. Человек вы самобытный. И для вас степень самоутверждения не имеет никакого смысла: вы уже утвердились. Но у вас есть маленький недостаток: вы любите обожание: чтобы вам говорили восхищённые слова. Вы знаете, что заслужили этих слов.

В. В. Вот уж не думал, не предполагал даже, что люблю обожание. Сочту эти ваши слова как разогрев диалога. Надо же и гибкость проявлять.

А. В. Вы, хоть и выпускаете газету «Впрямь», всё же не особенно-то и прямой. В вас тоже кривизна-то имеется. Ваша газета – «Впрямь», а можно иногда её и «Вкривь» назвать.

В. В. Нет, нельзя! Это не более чем ваша декларация. Укажите, где и в чём мы покривили! Мы видим магистраль, держимся её. Она довольно-таки широка. На ширине этой магистрали мы, разумеется, совершаем манёвры. Бывает, даже перпендикулярно движемся, но только от одной обочины до другой, – чтобы не попасть под колёса выехавшего на встречку раздолбая. Перемещаемся на другую сторону и по-прежнему – впрямь. Так что никаких «Вкривь» не принимаю, напрочь отвергаю.

А. В. У вас, как у каждого человека, есть право на силу и слабость, на ошибку и неправильное решение. Так и у Агекяна есть право на эти вещи.

В. В. Вы совет-то какой даёте?

А. В. Люби́те его! Это человек, который болеет не только за своё предприятие, не только за свою прибыль, он ещё болеет за качество. Я это наяву увидел на примере строительства набережной вдоль улицы Шмидта. Вы хотели услышать – я сказал.

В. В. Беру к сведению. Ещё вопрос: газету «Впрямь» в здании вашей администрации изымают. Служба распространения доставляет двести экземпляров на стойку, а их сразу же забирает охрана – и с концами.

А. В. Напишите мне бумагу. Сколько раз так было?

В. В. Уже два полных месяца. Публикую эту досаду почти в каждом номере.

А. В. А я гляжу, газеты «Впрямь» нет. Думал, она почила в Бозе.

В. В. Говорят, ваш Никулин распорядился душить.

А. В. Никулин, несмотря на свою молодость, обладает набором сильных качеств.

В. В. Не знаю его сильных качеств! Он много раз был замечен в неправде. Да к тому же от всякого печатного слова против шерсти нахохливается. Все его сильные качества этим нивелируются.

А. В. Владимир Николаич, вы журналист. Ваша задача – работать головой и языком, а ему надо ещё к этому присовокупить результат.

В. В. Что вы говорите?! Почему же результата нет? Пообещает – не сделает, обяжется – проволынит, посулится – снова фиг с маслом…

А. В. Что конкретно?

В. В. Мы, говорит, сформировали для обманутых дольщиков Литвинова семь участков. Мы, утверждает, их зарегистрировали. А оказывается, даже не приступали. Мы, обнадёживает, вам дорогу сделаем, через два месяца, обещаю. Но и через два с половиной года не зачесался.

А. В. Так это я вам обещал! Меня в своей газете и проклинайте.

В. В. Неправда! От вас обещаний, касающихся дороги к участкам многодеток, я не получал. А от Никулина – лично и напрямую. Это во-первых. А во-вторых, газета никого и никогда не проклинает. Её дело – обличать. В этом мы наследуем святому первомученику Стефану. Газета – это ваше, Алексей Васильич, и вашей администрации отражение. Какие вы есть, так и отражает. Откликайтесь на критику – и я стану ваш человек.

А. В. Вы всегда были, есть и будете моим человеком, как бы вы меня ни поливали. По одной простой причине: других нет. Поймите, если я опущусь до того, чтобы обрести в вас врага, я потеряю самого себя.

В. В. Это дело вашего нравственного выбора. Но, помимо Никулина, меня раздражил ваш начальник Информационного центра Олег Морковский. Я спрашиваю Петра Щербаченко – председателя Щёлковского городского Совета ветеранов: «Почему ты ежеразно празднуешь Новый год с ветеранами района, а меня не приглашаешь, хотя я твой заместитель?» Он отвечает: «Меня самого не зовут».

А. В. Я лучше попрошу вас быть заместителем в Чкаловском и Бахчиванджи, в Совете ветеранов. Там достойные люди.

В. В. Да полноте! Морковский мне заявляет: «А мы работаем с Ресницким».

А. В. Вот к нему замом и пойдёте.

В. В. К Ресницкому?!. К тому, кто порушил воинское кладбище Чкаловского аэродрома?! От таких ваших реплик слова чугунеют во мне.

А. В. Всё нормально. Вы их критиковали за дело, это подстегнуло их, несмотря на то, что суд вы проиграли.

В. В. На что их это подстегнуло? Это был откровенный сговор, и мой проигрыш лишь вычернил гнилость ситуации.

А. В. Любое дело, которое направлено к созиданию, нами поддерживается. Они начали быстрее там работать.

В. В. Да их нельзя было даже подпускать! Теперь они не вернут уже утраченных имён. И могилы героев они содвинули, выровняв на немецкий лад. Они спутали годы жизни, годы рождения, смерти, имена, отчества, а некоторых вообще выбросили. Например, вдов. Дошло до того, что могилы одних и тех же авиаторов аж на двух кладбищах. А новые надгробия все положены задом наперёд.

А. В. Паспорт этого мемориала есть. Все имена есть.

В. В. Да толку ли! Поругание уже свершилось. Всем грехам грех! Но вернёмся к Морковскому. Звоню ему: «Это я, Вельможин. Давайте, Морковский, вразумляйтесь…»

А. В. Какая самобытность: «Это я, Вельможин…»!

В. В. Позвольте возразить. Меня этой манере сам Валов подучил: «Звоните и говорите: это я, Вельможин…» Вы лично так присоветовали. Цитирую вас: «Надо звонить: вот он – я». Так что нечего ловить меня на претенциозности речи. Напрасные усилия. Так вот Морковский вызвал у меня резчайшее неприятие. Я его просил позвонить во вторник и ослабить напряжение, которое он сам же и создал. Но он просьбе не внял.

А. В. Владимир Николаич, вы знаете, у русских есть такое выражение: «Не делайте из мухи слона». Эта тема не соответствует уровню нашего диалога.

В. В. Так я живой же человек, в конце концов! Вот и огорчаюсь.

А. В. Зачем на проблеме Морковского делать такую статью?

В. В. Мне жутко не понравилось, когда он заявил: «Мы с Щербаченко дела не имеем и иметь не станем, а с Ресницким имеем и будем иметь».

А. В. Морковский находился в Вильнюсе, когда там были вильнюсские события. Защищал советскую власть. Её можно было реконструировать. В результате развала Советского Союза мы все понесли колоссальные потери.

В. В. Я тоже десять лет после девяносто первого года служил советской власти. Верил, что забойная эпоха девяностых кончится – и всё возвратится на круги своя.

А. В. Можно было найти возможность, чтобы подавить протекционизм, уничтожение экономики и т. д. и т. п. А мы взяли и по-живому всё, что создавали, порезали. Нехорошо! Так что, Владимир Николаич, поберегите Морковского.

В. В. Уже поберёг: вот и статья про него, называется «Соображульчивые». Меня­-то кто побережёт, Алексей Васильич? Впрочем, о Морковском действительно достаточно. Поговорим о выборах. Они приближаются и уже скоро надвинутся. Вам будет противостоять та или иная группа. Что станете делать?

А. В. Если эти группы не прогнозируют на два шага вперёд, то будут противостоять. А если прогнозируют или им подскажут политтехнологи, то должны понимать, что в конце концов они потеряют и себя и свой электорат. У нас – и у меня, и у вас, и у этих групп – есть желание сделать городской округ Щёлково процветающим во всех отношениях. Мы над этим очень много работаем. Очень много. Все тёмные силы, которые были вначале, которые спровоцировали кризис с коммунальным хозяйством и поддерживают его в течение некоторого времени, потихонечку-полегонечку теряют свои позиции. Мы уже выстраиваем другую психологию: психологию людей на коллективную поддержку созидательного процесса. Эта поддержка ощущается нами: губернатор имеет рейтинг 63 процента по Щёлковскому району, президент – 64 процента. Но у губернатора есть и антирейтинг: за очистные сооружения, за транспортную логистику, за количество учреждений спорта, которые не соответствуют нормативам или закрыты.

В. В. За кадровую политику…

А. В. Нет, с подбором кадров область действует продуманно. А в нашем округе с помощью губернатора самые сложные проблемы перестают быть проблемами. Пятна­дцать детских садов построили, сейчас ещё семь строим. Две школы строятся. Ещё девять школ будем строить. В этом году закладываются три из них. Губернатор молодой, амбициозный, теперь уже умудрённый опытом управленец. Он молодец! До него в Московской области такого не было никогда: чтобы такими темпами всё шло. Может быть, вы конкретно к каким-то словам его, поведению имеете претензии, но знайте, что только при губернаторе Воробьёве Московская область…

В. В. Вы его хвалите по обязанности?

А. В. Даже если меня завтра уволят, я буду говорить: «Молодец губернатор Воробьёв!» При нём начало развиваться всё. За время с 1991 года на территории Щёлковского района 167 предприятий прекратили существование. Это минус 48 тысяч рабочих мест. Мы за четыре с лишним года создали 22 тысячи рабочих мест, четыре технопарка, возродили высокотехнологичное производство, расширили уже имеющиеся мощности, получили от губернатора картбланш на строительство моста через Клязьму и надземного пешеходного перехода Талсинская – Заречная – Пролетарский проспект – Фряновское шоссе. Мы получили от него картбланш на строительство дороги в обход Щёлкова (так называемый восточный обход), который будет построен в течение двух лет, может быть, даже одновременно со вводом моста, потому что вопрос сейчас рассматривается, область ищет средства, чтобы направить их в городской округ Щёлково. Губернатор дал нам шанс, чтобы мы ещё три ФОКа построили. Поставим их за эти четыре года. Он дал нам шанс реконструировать казарму в 1­­-м Советском переулке, 19, чтобы там была коммерческая недвижимость, детская школа искусств и различные муниципальные учреждения. 

В. В. Как мне всё это узнать, если не сообщаете?

А. В. Потому что вы не ходите на наши общерайонные совещания, а присылаете свою красавицу девчулю (речь идёт о 1­­-м заместителе главного редактора «Впрямь» Екатерине Пошиваловой. – Ред.). Она лучшая. Она смотрит, фотографирует и, подстраиваясь, с такой глубиной мысли, как у вас, выдаёт информацию. Мы за эти годы начали с 50 тысяч квадратных метров ремонта дорог. А теперь – в 2018 году – 920 тысяч. Всё это губернатор! Во всех наших успехах его вклад. Он деньги тратит рачительно.

Отвечает на звонок. Здравия желаю! Встречаюсь не с одним из лучших, а с лучшим журналистом Московской области, интервью даю. Пере­звоню.

В. В. Никита Никулин остаётся у вас в команде?

А. В. Да, будет работать как пчела. Надо, чтобы вся администрация потихонечку-полегонечку составилась из местных. Все вакансии должны занять местные. У меня такой план.

В. В. Вы остаётесь до 2022 года?

А. В. Не знаю, на сколько я остаюсь. Я уже возрастной человек, в большинстве своём ориентируюсь на решение губернатора. Если он скажет, что мне завтра уйти, – уйду.

В. В. Он не скажет: Щёлково в области на седьмом месте.

А. В. Рейтинг – это показатель годовой. А надо ещё выполнять текущие показатели. Для того чтобы их выполнять, требуется тратить львиную долю времени на политическую круговерть, которая возникла в связи с образованием городского округа. Так что рейтинг и текущие дела – это разные вещи. Мы сократили управляющие компании, заплатили практически все долги и убрали задолженности с ресурсоснабжающих организаций. Мы много чего сделали.

В. В. А обманутые дольщики?

А. В. Это святое! Мы с ними уже каждый понедельник…

В. В. То есть мы с Юлией Вячеславной моей украденный у нас миллион рублей никогда не получим?

А. В. Получите или квартиру, или деньги. Это без разговоров. Губернатор занимается этим вопросом. В этом году по области десять с половиной тысяч квартир вручили обманутым дольщикам. Мы только на это и уповаем, что с помощью губернатора определим окончательное решение застарелой болячки.

В. В. Что с центром города: с гостиницей «Аструм» и «Домом на набережной»?

А. В. Сегодня совещание было в очередной раз. В грубой форме я наехал на банк «Открытие», на Ивана Вячеславича и сказал: «Если вы не будете достраивать или принимать какие-то меры, чтобы это безобразие убрать из центра города, я буду в суд подавать на снос». В течение этого полугодия решение стопроцентно будет принято и ситуация разрешится. Потому что банк «Открытие» теперь слился с государственным банком «ВТБ». Мы сейчас президенту банка «ВТБ» Костину напишем претензионное письмо.

В. В. У вас теперь заместителем по сельскому хозяйству Олег Болотин? Но он же, как говорится, ни уха ни рыла в сельском хозяйстве-то.

А. В. Вы когда начинали заниматься журналистикой, были ухо и рыло? Вы тоже учились, правильно?

В. В. Правильно. Только я делал это на общественных началах. А он за большую зарплату.

А. В. У него там (во Фрянове, где Болотин до последнего времени занимал пост руководителя администрации. – Ред.) зарплата была выше, чем здесь.

В. В. Не маленькая, как вы считаете?

А. В. Так трое детей.

В. В. У меня тоже трое. Впрочем, зачем я это говорю? Вот что: газете «Впрямь» исполнилось три года…

А. В. В связи с этим я сам приеду в вашу редакцию, вручу Почётную грамоту.

В. В. Станем поджидать.

1 февраля 2019.
Щёлково.

_________________________

*) Григор Агекян – президент инвестиционно­строительной компании «Гранд»; Салис Каракотов – генеральный директор компании «Агрохим», академик РАН; Игорь Ларин – генеральный директор ЗАО «Щёлково­хлеб».