И нет сильнее дела, чем слова

Главная \ Редакция \ Владимир ВЕЛЬМОЖИН \ И нет сильнее дела, чем слова
Андрей ДЕМЕНТЬЕВ (16.07.1928 – 26.06.2018)
 
И нет сильнее дела, чем слова
Иронические стихи
Подхожу к крутому рубежу,
За которым ничего не будет.
Между тем я всё в глуши сижу,
Занимаясь телесловоблудьем.
 
Мне писать бы книги да стихи –
Я же появляюсь на экране,
Словно старый пахарь от сохи,
Камерой напуганный заране.
 
И такая рожа у меня,
Будто я наелся горькой редьки,
Будто, как Чапай, слетел с коня
На виду у Анки и у Петьки.
 
Я никак вместиться не могу
С гениальным текстом в полминуты.
Я хочу в московскую пургу,
В чёрное безденежье и смуты.
 
Я к чужим законам не привык.
Мне теперь бы что-нибудь попроще.
Чтобы рядом был родной язык,
Долгожданный, как блины у тёщи.
 
В общем, я хочу скорей слинять
Со Святой земли в московский угол.
Пусть судьба всё повторит опять:
Как я прибыл шумно, так и убыл.
 
Я, конечно, буду вспоминать
Эту несусветную работу.
Но какая это благодать –
Всех послать
И обрести свободу!
1999.
 
***
Когда накатывают волны гнева
И, кажется, любовь даёт отбой, –
Взгляни в глаза мне
И увидишь Небо,
Которое венчало нас с тобой.
 
И если сможешь, пересиль обиду
И сосчитай хотя б до десяти.
Рассмейся или улыбнись для виду.
И выдохнем друг другу мы:
«Прости…»
 
***
Наша жизнь полна крутого хамства,
Горьких унижений и обид.
Некто сел на должность, как на ханство,
И по-хамски мной руководит.
 
Впрочем, я всегда могу ответить
И послать раскормленную рать…
Жалко тех, кому тугие сети
Просто не под силу разорвать.
 
Потому и беспредельно хамство,
Что в стране, где в почести жульё,
Есть неприкасаемая каста –
Только власть касается её.
 
Ни закон, ни доброта, ни совесть
Не имеют доступа к хамью…
И напишет Время злую повесть,
Как страну мы предали свою.
2000.
 
***
Я не знаю, много ль мне осталось…
Знаю: долгой не бывает старость.
 
Впрочем, сколько ни живи на свете,
Что-то продолжать придётся детям.
 
Например, вернуть друзей забытых,
Что погрязли в славе иль обидах.
 
Дать понять врагам, что не простил их.
Я при жизни это был не в силах.
 
То ли доброта моя мешала.
То ли гнев мой побеждала жалость…
 
Я не знаю, сколько мне осталось.
Лишь бы не нашла меня усталость
 
От друзей, от жизни, от работы.
Чтоб всегда ещё хотелось что-то.
До 2002-го.
 
***
Я к этой жизни не причастен.
В ней правит бал одно жульё.
Я к этой жизни не причастен.
И совесть – алиби моё.
 
Слова
Не обижайся,
Если не права.
Ведь очень уж сомнителен твой довод,
Что я всегда надеюсь на слова.
Но и в начале тоже было слово.
 
Мои слова – единственный мой шанс
Помочь кому-то в трудную минуту.
Установив невидимый альянс
Для всех, кто впал в отчаянье и смуту.
 
И нет сильнее дела, чем слова:
Те, что способны возвеличить душу.
Словами шелестит во мне листва.
И шёпотом ласкает море сушу.
 
Я весь в словах… Они не подведут.
И, может быть, среди трудов житейских
Мой поиск слова – самый тяжкий труд,
Когда оно достойно чистых действий.
 
***
Нам Эйнштейн всё объяснил толково,
Что не абсолютен результат.
И порою вежливое слово
Много хуже, чем привычный мат.
 
***
А Россия сейчас как Голгофа.
Мы несём обречённо свой крест.
Никогда нам так не было плохо.
Кто-то грустно готовит отъезд.
 
Век двадцатый уходит в былое.
И моё поколение с ним.
А грядущее скрыто за мглою.
Неужели мы всё повторим?!
 
Повторим эти братские войны,
Обворованный банками быт?
Мы теперь безнадёжно спокойны,
Если даже смеёмся в кредит.
 
А моё поколенье в опале
И у времени, и у властей.
Жаль, что лет мы в войну не добрали:
Было б легче в земле, чем на ней.
 
Ничего не сумели крутые,
На корысть израсходовав пыл.
И осталась Россия без тыла,
Потому что надежда – наш тыл.
 
Невезучая наша держава
Побирается где-то вдали…
И от славы своей удержала
Только имя великой земли.
 
Неужели мы это позволим,
Чтоб толпилась в прихожих она?!
Мир от собственной жадности болен,
Как от власти Россия больна.
 
И порой опускаются руки
У достойных её сыновей.
Рядом с ней – мы с Россией в разлуке,
В первый раз разуверившись в ней.
 
И она от реформ натерпелась,
До сих пор не поднявшись из тьмы…
Но ничья не спасёт её смелость,
Если это не сделаем мы.
1998.